Расследования

Олеся Горюк

Десятки тысяч рублей в пустоту. Платили за юридическую помощь, в итоге почувствовали себя облапошенными. Неделю назад «Челябинский обзор» рассказал несколько историй наших читателей, пострадавших от сомнительных действий правовой конторы. Жизненные случаи вызвали резонанс, как среди рядовых жителей, так и профессионалов. Материала набралось на продолжение...

Итак, напомним, все происходило по одной и той же схеме: у человека возникала жизненная проблема, он находил контору и платил сотрудникам, чтобы ее решили. Сотрудники юридического центра составляли пакет документов, представляли интересы клиента, но проблема не решалась. И все вроде бы нормально: в договоре четко прописано, что выигрыш спора не гарантирован. Только вот суммы с людей взимались непомерно большие — от 15 до 50 тысяч...

Ах, обмануть меня не трудно...

Когда в газете вышла первая часть материала, автору стали звонить и писать в соцсети другие пострадавшие. Если описывать все истории, наберется не один увесистый том. Но эту мы все же приведем. Амалия Ибрагимова работала медсестрой в одной из челябинских больниц. Она и по сей день продолжает трудиться в сфере государственной медицины, поэтому настоятельно просила нас не называть ее настоящие имя и фамилию, опасаясь карательных санкций со стороны руководства.

Итак, работая в больнице, Амалия получала свои честно заработанные 30 тысяч и жила себе спокойно. С тем, что доплата за высокотехнологичную медицинскую помощь (ВМП) ей не полагается, она смирилась, поскольку не имела соответствующего сертификата. Через некоторое время сменилась заведующая отделением. Новый руководитель стала разбираться в ситуации и пришла к выводу, что выплаты по ВМП медсестрам все-таки полагаются, даже несмотря на отсутствие у них соответствующего сертификата. Ибрагимова подсчитала, сколько ей не доплачивали с 2008 года и ахнула: по меньшей мере 400 тысяч. Интуитивно она понимала, что срок давности истек и эти деньги уже не вернуть. Но все же хотелось найти какую-нибудь зацепку.

Дальше все было точь-в-точь как и у других горе-клиентов юридического центра. Поисковик, push-уведомление, звонок, запись на прием.

— И ведь я их спрашивала, не истек ли срок давности, — пеняет на свою наивность Амалия. — А они мне ответили: да, времени прошло много, но мы успеем. Главное — поторопиться. Быстро оформляем договор и действуем.

Амалия заплатила 39 тысяч рублей за две претензии и выезд представителя центра в Государственную инспекцию труда. То же самое сделала и ее сослуживица. Ответ сотрудников трудинспекции был ожидаем: срок давности истек.

На вопрос: «Как вы поверили?» все герои отвечают одинаково: «Ну это же профессионалы. Мы были уверены, что они прекрасно знают закон и отвечают за свои слова». Постойте, а кто вам сказал, что в рекламу в интернет дают только лишь профессионалы?

«Со свету сживет»

На днях пострадавшие от действий юристов и сами обратились в прокуратуру

Внимательно выслушав все истории, корреспондент «Челябинского обзора» решил проехать вместе с героями публикации до дверей центра. На месте наткнулись на новых потенциальных клиентов. По ступеням с трудом взбиралась старенькая бабуля, рядом шел ее уже немолодой сын.

— Вы не к юристам? — спрашиваем их.

— К ним! — срывающимся голосом говорит бабуля. — Муж у меня помер. Младшему сыну, который в квартире прописан, но давно в ней не живет, досталась половина жилплощади! Он подселит на свою половину квартирантов и меня со свету сживет!

Мы переглянулись, не сговариваясь развернули бабушку на 180 градусов и повели ее к лавочке в перпендикулярном от вывески направлении. Старший сын нисколько не возражал и покорно поплелся за нами. Он пояснил, что был вполне готов к тому, что брат получит 0,4 квартиры. Но нотариус в документах оформила на него 0,5 жилплощади. Инициатива биться насмерть за одну десятую явно исходила от матери. Стало интересно: неужели и эта женщина в свои 88 лет умеет пользоваться интернет-поисковиками?

— Как вы их нашли?

— Я позвонила в прокуратуру и изложила свою историю. Девушка мне ответила: подождите, сейчас я вам дам телефон юридической консультации. Я туда позвонила и мне сказали: «Приезжайте», — рассказала Антонина Серова.

Мы посоветовали бабушке не волноваться, тем более что младший сын, с которым у матери очень напряженные отношения, свою долю покамест не продал и никого еще не подселил. Старшему отпрыску Серовой вкратце объяснили, что в центре они отдадут несколько десятков тысяч и могут уйти несолоно хлебавши. Тот понимающе закивал.

... На железной двери огромными буквами: «Вас снимает видеокамера». На ресепшене две симпатичные девушки с наманикюренными ногтями.

— Покажите ваш паспорт или водительские права, вы к нам первый раз?

Каюсь, что ничего не взяла, и выражаю готовность прийти в следующий раз.

— Пройдите в зал ожидания, присядьте, вас примут минут через пятнадцать.

В зале полно народу. Парень с костылем, многодетная мама, женщина в платке и длинной юбке. Наливаю стаканчик воды из кулера и ухожу.

«По максимуму лояльно»

Разговор с руководителем отдела контроля качества происходил уже по телефону. Справедливости ради надо заметить, что центр продемонстрировал открытость в общении с журналистами и связаться с Анной Олеговной не составило особого труда.

— К нам приходили несколько ваших клиентов, все они недовольны результатами работы вашей компании. В курсе ли вы того, что некоторые из ваших клиентов имеют к вам претензии?

— Недовольные клиенты будут всегда. Но в любом случае мы всегда по максимуму лояльно пытаемся разрешить вопрос с нашими клиентами.

— Почему сотрудники центра никогда не указывают на визитках свою фамилию?

— Мы фамилии свои не скрываем. Раньше на всех визитках их указывали. Но, опять же, недовольные клиенты находили наших сотрудников в соцсетях и угрожали всячески. Поэтому по регламенту генерального директора после нескольких угроз мы перестали писать фамилии на визитках.

— Каков процент выигранных и проигранных дел?

— Такой статистики мы не ведем. Информацию о выигранных процессах выкладываем на наш официальный сайт. Кстати, спасибо за идею.

— Как рассчитывается цена за юридическое сопровождение?

— Когда начали работать, приценивались по аналогичным компаниям по всему Челябинску. Важно отметить, что в нашу стоимость входит не только пакет документов, но и год бесплатного устного консультативного сопровождения. Карты у нас не именные, клиенты могут приводить своих родственников и друзей. И мы по номеру договора понимаем, от какого клиента человек к нам пришел.

— Беретесь ли вы за те дела, в которых понимаете: закон не на стороне клиента?

— Нет, мы беремся только за те вопросы, которые решаются в рамках правового поля.

— А ведутся ли судебные процессы в отношении вас?

— Конечно, бывает. Этого не избежать так же, как и отрицательных отзывов. Чаще всего клиенты уходят от нас в другие юридические компании и подают в суд на нас.

— Можем ли мы назвать вашу фамилию?

— Нет, у меня дети, которые учатся в школе и ходят в садик.

Между прочим, согласно данным поисковых систем, юридический центр котируется неплохо: средняя оценка 4,1 балла. Но это как «средняя температура по больнице». Есть колы и двойки, а есть пятерки. Не сбрасываем со счетов, что положительные комментарии могут писать сами сотрудники для повышения рейтингового балла. Если вы даже после прочтения нашего расследования захотите выбрать юриста через поисковик (что уже само по себе рискованно), то, по крайней мере, не поленитесь обратить внимание на амплитуду в оценках и почитать несколько отзывов.

Мнения экспертов

Судиться с юристами будет непросто

А что же герои нашей публикации? Они не сдаются и продолжают действовать. Написали заявление главному прокурору области, побывали в полиции. Хотят подавать коллективный иск. Есть ли у них перспективы выиграть судебный процесс? По мнению юриста Тимофея Дрогушева, надежд мало.

— Тонкость заключается в том, что ничего явно противозаконного описанные в статье юристы не делают. Нарушения Уголовного Кодекса тут точно нет, да и в плане гражданских правоотношений сложно будет что-либо доказать. Они не дураки, и договор, который подписывают их клиенты, составляют очень грамотно. А то, что клиент «не догоняет» — это, по сути, его проблема. Введение в заблуждение сложно доказать. Формально договор исполнен, юрист подготовил заявление в суд, написал претензию, в конце концов проконсультировал клиента — все это работа, которая оплачена. В Гражданском кодексе закреплен принцип свободы договора, т. е. стороны вправе заключать договорные обязательства на любых условиях, которые не противоречат законодательству и не нарушают права иных лиц.

Теоретически можно назвать только один перспективный путь, по которому с ними можно было бы судиться — подать заявление в суд о расторжении договора. При этом придется доказать суду, что стоимость услуги явно завышена. Кроме того, необходимо обосновать факт заключения договора на заведомо невыгодных условиях для одной из сторон.

Положительная судебная практика в этом направлении есть. К примеру, в последнее время суды снижают размер договорных процентов в судах с микрофинансовыми организациями. Вот случай из личного опыта. Клиент просрочил выплаты по микрозайму в размере 730% годовых. МФО обратилась в суд с иском о взыскании суммы основного долга и процентов по кредитному продукту. Суд снизил проценты по кредиту до среднерыночного уровня — 20%. Таким образом, суд взыскал размер процентов в 30 раз меньше, чем просил истец.

— Судить о том, насколько эффективен юрист, нужно в буквальном смысле по делам. А точнее, по выигранным делам, — советует председатель коллегии адвокатов Челябинской области «Экономическая» Андрей Коршунов. — Забиваете в базу данных «ГАС Правосудие», «Судакт», сайтов районных и областных судов фамилию юриста и смотрите, какие он процессы вел. Реклама компании в целом, а не конкретных специалистов для того и делается, чтобы исключить такую возможность. Как выбрать юриста? Лучше всего по сарафанному радио. Спрашивайте соседей, сослуживцев, друзей.

Что касается требования предоплаты при работе с клиентами, которых юрист видит первый раз, это совершенно нормально. Другой вопрос в том, что 30, 50, 100 тысяч рублей — сумма очень неплохая, клиент должен понять, за что берутся такие деньги.
Оснований для коллективного судебного иска в данном случае я не вижу. Договор-то был не коллективный, а на каждого составлялся по отдельности.

— Ни один юрист не гарантирует вам успеха по делу, потому что разные судьи могут принять по одному и тому же делу разные решения, — раскрывает нюансы правовой кухни юрист Оксана Труфанова. — Но любой уважающий себя юрист в договоре прописывает, что он должен сделать и в какой срок. В описываемых случаях договор был бессрочным, и теперь по нему крайне сложно что-то взыскать. К договору должен прилагаться акт выполненных работ, тут этого тоже не было.

К нам приходили клиенты от этого центра, и я заметила такую вещь: сотрудники берут или заведомо проигрышные, или заведомо выигрышные дела. К примеру, заявление на отмену судебного приказа у них стоит 25–40 тысяч, это абсолютно не рыночная цена. Людей заманивают бесплатными консультациями, но на первой же встрече требуют подписать договор. Это абсолютно недопустимо. Человеку нужно дать время подумать.

Обещанного три года (на остановке) ждут?

Что происходит с общественным транспортом Челябинска?

Строили, строили, но так и не достроили

Восемь главных челябинских долгостроев: как так получилось и что с ними будет

Дело семейное

Чем владеют семьи Михаила Юревича и Вадима Белоусова

«Потому что тот, кто строит, тот чего-нибудь да стоит!»

Кто контролирует строительную отрасль Челябинска

Короли челябинского ЖКХ

Кто владеет управляющими компаниями областного центра

Районы, кварталы…

Кто является основными подрядчиками районных администраций Челябинска

«Это не шутки. Мы встретились в маршрутке...»

Кто занимается транспортным обслуживанием челябинцев

«Чужие» здесь не ходят

Кто является основными подрядчиками челябинской мэрии

Встали в ряд за подряд

Кто является основными подрядчиками челябинских МУПов

Именем саммита ШОС, постройтесь!

Что за объекты собираются построить к саммиту ШОС и БРИКС в 2020-м году, и что за этим стоит

Мокрое место

Река Миасс как символ градостроительного бардака в Челябинске

«Это не свалка, а центр города»

Почему центр Челябинска превратился в помойку

Управленческий айсберг

Какова структура и сколько юридических лиц подконтрольно челябинской мэрии

Кому «капает» с капремонта?

Кто чинит многоквартирные дома по подрядам регионального оператора

Полеты во сне и наяву

Неприятная история для челябинского вице-губернатора Руслана Гаттарова

Что им стоит дом построить

Кто контролирует строительную отрасль Челябинска

Теннис большой — это хорошо!

Бизнес-структуры и люди, возможно, близкие к экс-сити-менеджеру Челябинска Сергею Давыдову

Депутаты, бизнесмены, строители

Кто и за что должен Челябинску более двух миллиардов рублей

Королевство кривых зеркал

Кто владеет крупнейшими управляющими компаниями Челябинска

Золотые колесницы

Кто владеет маршрутными такси в Челябинске

Мнение

Интервью

Популярное