Интервью

Алиса Сынбулатова

Корреспондент

Два с половиной миллиона (!!!) дел в трех зданиях. В сентябре 2021 года знаменательную дату — вековой юбилей — празднует областной госархив Челябинской области и вся архивная служба региона. Много это или мало? В чем ценность этого учреждения? Какие сюрпризы приготовили к столетию сотрудники? «Челябинский обзор» проник в «святая святых» учреждения — хранилище, где побеседовал с заместителем директора Николаем Антипиным.

— Что сегодня есть архив? Возможно, в представлении многих — это пыльные полки со старыми документами. Но мы видим — что это совсем не так — это современное здание с кабинетами, просторными холлами, оснащенный техникой.

— Архив — это прежде всего институт памяти. «Живая» человеческая память ограничена, она содержит информацию максимум 80 лет. Сейчас уходят последние люди, ветераны, которые помнят Великую Отечественную войну. А дальше вступает в свои права архив, который является источником наших знаний, позволяет оперировать прошлым, обращаться к нему, извлекать оттуда позитивные примеры и поучительные истории.

Есть у архива еще такая социальная функция — человек рано или поздно выходит на пенсию, ему нужно подтвердить стаж, зарплату для начисления пенсии. Так вот 35 тысяч запросов в год исполняет наш архив, проводя по каждому из них микроисследования.

Но архив — это еще и научное учреждение, потому что мы не только храним историю. Еще одна важная задача — найти, изучить, исследовать и явить миру информацию. Книги, статьи, выставки, программы на телевидении и радио, интервью — это все следующие этапы работы, интерпретация того, что мы храним.

Замдиректора по науке Николай Антипин

— История архива началась 100 лет назад, это уже серьезный срок. Можете кратко пояснить, в чем была необходимость появления такого учреждения?

— У нас есть первая фотография здания архива 1922 года. Здание это сохранилось на улице Кирова, 145. Тут запечатлены беспризорники, которые разгружают телегу с бумагами. Ободранные дети, голод страшный, разруха после Гражданской войны... Но 22 сентября 1921 года выходит постановление о создании челябинского губернского архива. Это показательно, что в такой драматичный момент государство задумывается об институте памяти. Было понятно, что страна переходит в новую эпоху, и все то, что было раньше — это история, прошлое, от которого нельзя отказаться, которое нужно сохранить.

Николай Михайлович Чернавский выступил основателем архива, у нас на здании есть мемориальная доска ему. И он этим беспризорникам по копеечке давал и собирал все эти документы. У него главная была задача — успеть собрать архив, потому что был бумажный голод, бумага шла на самокрутки. Он не везде успел добраться, не доехал до Верхнеуральска, до Троицка, и у нас очень мало документов по этим территориям. Но челябинскую историю он смог сохранить. И самые драгоценные фонды из дореволюционных, из упраздненных учреждений — Челябинской городской управы, Челябинской городской Думы. Это более девяти тысяч дел. Они сейчас все отсканированы, и каждый горожанин может зайти на сайт архива и узнать что-то о своей истории.

На обложке — фотография архива, сделанная сто лет назад

Большой этап существования история архива — в структуре НКВД, в 30-е, 40-е, 50-е годы, когда архивы были закрытыми учреждениями, и туда было непросто попасть.

Но затем началась постепенная либерализация, а в 90-е произошла архивная революция. Фонды открылись, стали доступными, многие документы были рассекречены. Сегодня архивы с каждым годом становятся все ближе к людям, исследователям.

И если раньше архивы были ориентированы на специалистов, профессоров, то сейчас основные посетители нашего читального зала — это люди, которые не связаны с исторической наукой.

— Что это за документы? Приказы, указы, постановления? Что могут почерпнуть в них сегодняшние жители Челябинска?

— Там вся жизнь начиная с XVIII века: о ремонте дорог, о сбережении челябинского леса, о помощи сиротам, выборах «отцов города». Вот один из документов о спасении бора. Конечно, не каждый разберет тот язык, но мы его перевели. Тут написано, что жители города истребили почти весь лес вокруг, остались только отдельные участки.

Там же, в документах управы и думы, изложена повседневная жизнь: о выдаче промысловых свидетельств на право торговли; о призыве в армию; списки граждан, имеющих право голоса; о сборе налога на недвижимое имущество... Благодаря книгам о сборе налогов, так называемым окладным книгам, мы знаем кто где жил, как развивалось градостроительство. Те памятники культурного наследия, которые у нас сохранились — мы знаем их историю благодаря архивным документам.

Архив основан 22 сентября 1921 года

— То есть если современный читатель возьмет все эти документы, то поймет, что проблемы городские за 300 лет практически совсем не изменились?

— Это, пожалуй, главный вывод, который делает человек, который прикасается к архивным документам — что проблемы остаются те же самые. Приезжает начальник — начинаем красить траву. Вот, например, готовимся к визиту Александра Николаевича (император Александр II — прим. редакции) — начинаем гати делать, мосты и дороги чистить или подсыпать и так далее. Или появляются в городе велосипеды или автомобили в начале прошлого века — начинаем думать о правилах дорожного движения. Ну или мы встречаем документы, что кого-то задавила лошадь — и вот расследование: кто был прав, кто виноват, почему она выехала на встречную полосу.

Каждый документ так или иначе показывает повседневную жизнь человека, общества, государства — но на другом этапе развития. Очень много становится понятным и близким, если почитать эти документы. Каждый для себя найдет много интересных, знакомых ситуаций.

— От истории приближаемся к современности — сколько сегодня в архиве дел?

— Самих документов — миллиарды наверное, они сшиты в дела, дела объединены в описи, описи — в фонды, фонды — в архив. У нас два с половиной миллиона дел, мы одно из самых крупных учреждений в России, а на Урале — точно самые крупные. Располагаемся мы в трех зданиях — главное находится на Свердловском проспекте. Это гордость, и не только наша, потому что не так часто строятся здания специально для архивов у нас в стране. Это здание возводилось очень долго, с конца 80-х, и было запущено в 1998 году. У нас тут 9 этажей, два из них — для сотрудников, читальный зал, выставочный зал, а остальное — фондохранилища с мобильными стеллажами, особыми климатическими условиями.

— Подробнее можете рассказать об условиях, где хранятся все документы?

— Во-первых, это противопожарная система в каждом здании, которая постоянно модернизируется. Прошло уже почти 100 лет, а в архиве помнят пожар, который произошел еще при Чернавском в самом начале существования учреждения. И мы видим его следы до сих пор — если возьмем некоторые дела из фонда Челябинской городской управы, то увидим обгоревшие страницы. Кроме противопожарной системы у нас есть датчики контроля влажности, ее уровень должен быть 55%. Еще у нас специальное освещение в каждом хранилище и температура +18 градусов. Есть и фонды специального хранения с еще не рассекреченными документами, где нужно также соблюдать особый режим доступа. Очень ограниченный круг лиц имеет туда допуск.

— Если не секрет, за годы существования архива много потерь у фондов?

— Потери бывают до порога архива. Мы знаем, какие потери среди исторических документов были в начальный период, когда формировался Челябинский губернский архив на осколках Гражданской войны. Допустим, почти не сохранились документов волостных правлений. Некоторые документы терялись по пути, те же беспризорники, продавали ценную бумагу на самокрутки. В 1930-е годы списывали «малоценные» документы дореволюционного периода, который считался буржуазной эпохой. В 1980-1990-е годы были случаи утрат документов в организациях, их необоснованно списывали или небрежно хранили.

Архивисты остаются архивистами, и если документ попал в эти стены, он будет сохранен — будь то бумага, фотография и даже какой-то предмет — теперь мы и их храним. Это нужно, чтобы создать антураж, здесь ведь проходят занятия, экскурсии, мероприятия со школьниками, студентами. Кроме того, когда мы создаем личные фонды выдающихся южноуральцев, мы собираем предметы, которые бы отражали их жизнь. Например, у нас есть фонд Петра Ивановича Сумина — в нем есть и документы, и фотографии, и личные вещи.

Архив организует свои выставки и экспозиции

— Может быть, банальный вопрос, но тем не менее: из двух с половиной миллионов дел какие на ваш взгляд, самые ценные, значимые, лично вами любимые?

— Это очень сложный вопрос, потому что все мы оперируем огромными массивами данных. Но лично для меня — может быть, это те документы, с которыми я впервые познакомился. До сих пор, когда к ним обращаюсь, меня трепет охватывает. Я пришел сюда в 2003 году школьником и с тех пор 18 лет хожу в архив — как исследователь, а теперь и как сотрудник. Так вот, когда я учился в школе, начал заниматься исследованием истории русско-японской войны. И наткнулся на фонды документов лазаретов и госпиталей, которые находились в Челябинске в 1904-1905 годах. В каждом деле есть лист использования — когда читатель берет дело, то должен такой лист заполнить. Так вот они были пустые, никто за столько лет до меня их не открывал и не заказывал.

А потом я увлекся генеалогией, историей своей семьи. И невероятное чувство возникает, когда ты находишь запись о рождении своего пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-прадеда. Это XVIII век — и ты видишь, что он в 1774 году участвовал в восстании Пугачева, снабжал его войска хлебом. Потом был наказан, покаялся, принес повторную присягу императрице Екатерине II, его простили и он остался жив, у него родились дети, которые дали жизнь множеству «веточек». Такие примеры, когда это касается лично человека — это волнительно.

— Удивительно, как из тысяч, миллионов документов найти нужный? Как у вас все тут упорядочено? По годам, по темам?

— Есть строгая система, принцип — там где сформировались документы, они должны и сохраниться. Если они родились в недрах челябинской городской администрации, Наталья Петровна их подписала, то они будут храниться в этом фонде вечно. Дальше принцип хронологии и тематики: в каждом году выделяются темы, допустим, административно-хозяйственные, экономические, кадровые и так далее. И так по любой организации — по заводу, школе, садовому товариществу... Поэтому приемом документов занимаются ответственные, опытные сотрудники, которые знают, куда и как их сформировать, как подписать.

У нас есть огромное количество баз данных, каталогов. Теперь в системе можно по ключевому слову найти дела, раньше такое и не снилось.

— Вы сегодня получили новую книгу, расскажите о ней?

— Это книга называется «И100рии извивы», наш первый глянцевый журнал, он приурочен к столетию. Почему такое сложное название? Это слова из прекрасных стихов Николая Тихонова:

— Наш век пройдет, откроются архивы,
И все, что было скрыто до сих пор,
Все тайные истории извивы
Покажут миру славу и позор.

Книга «И100рии извивы» расскажет о Челябинске с малоизвестной стороны

Эта книга родилась спонтанно — сначала хотели сделать маленький буклет. Но потом решили, что надоели эти буклеты, давайте сделаем глянцевый журнал. Здесь в наглядной форме рассказана история региона. Есть аннотация, текст и главное — документы. Вот, допустим, нязепетровская церковь, которая не сохранилась. Или карта кыштымских, каслинских заводов. Или вот маршрут цесаревича Николая Александровича, как он путешествовал по Южному Уралу в 1891 году, когда ехал из Владивостока в Петербург на лошадях. Основная часть документов ранее не была опубликована. Все знают знаменитый памятник Ленину на Алом поле — а тут представлено, каким он планировался. Или вот сейчас популярная тема — нереализованные проекты в Челябинске. Недавно как раз открылась выставка на эту тему. Мы тоже в ней участвуем — показываем, каким ЧПИ изначально задумывался, какой площадь Революции должна была быть, как строился «Никитинский». Кто помнит, как это выглядело? А у нас хранятся такие изобразительные материалы.

Архивные снимки Челябинска представлены, в том числе, в холле учреждения

— Нет ли опасения, что повальная цифровизация всего и вся скажется негативно на работе архива? Зачем школьнику или студенту идти в архив и знакомиться с подлинными документами, если он добыл информацию в интернете, порой, даже не проверяя, насколько она достоверная?

— Мы, как и все архивы, чувствуем и понимаем, что наступила — давно уже причем — новая эра цифровых технологий. И задача современных архивов — открывать свои фонды через оцифровку. В этом году мы отсканируем все метрические книги — записи о рождении, смерти и бракосочетаниях по храмам Южного Урала для исследователей, которые занимаются генеалогией. Плюс мы занимаемся созданием информационных систем, различных баз данных, тематических подборок. Это, по сути, те же самые поисковые системы. Большие вложения идут на приобретение серверов, увеличение объемов памяти, развитие компьютерной техники — мы в этом году полностью обновляем компьютеры в обоих читальных залах. И на конференциях, где участвуют и наши зарубежные коллеги, мы видим, что такой прогресс примерно в одном русле идет во всех современных архивах — в Германии, США, Франции, Беларуси, Узбекистане.

Но если бы в интернете можно было найти все — к нам не обращались бы исследователи. Пытливый учащийся все равно придет в архив — таким был я, такие встречаются и сегодня. Пусть их немного — но они есть, у них свой путь, они проявят себя.

Раньше, еще 30–40 лет назад, чтобы попасть в архив нужно было писать заявление, иметь разрешение. Ты должен был быть профессором, доцентом, чтобы получить доступ к делам. Сейчас — пожалуйста, любой человек, совершеннолетний гражданин России с паспортом можем прийти и работать со всеми рассекреченными документами. Если ты школьник и тебе меньше 18, тоже можешь прийти. Первый раз — с сопровождением, а дальше к нам ходят самостоятельно. Мы для всех открыты.

— Можно еще раз по порядку? Я хочу найти документ — допустим, план своего района 1935 года. С чего начинать, куда обращаться?

— Вы должны сначала открыть сайт архива, почитать, что там есть. Создать личный кабинет, заполнить анкету, потом выбрать в календаре дни, когда вы придете в архив. Открыть опись, выбрать дела, которые вы хотите, поставить галочку, прийти в этот день — дела будут ждать вас уже на столе. Если вы не знаете или не хотите («ой, это так сложно искать»), тогда один шаг пропускаем. Просто выбираете день, приходите, и сотрудники читального зала проконсультируют, все покажут и расскажут. Для тех, кто не может в силу разных причин с компьютером работать — для этого есть живое общение с сотрудниками.

«Архив — это институт памяти»

— Пожалуй, не ошибусь, если скажу, что составление своего генеалогического древа — одна из самых интересных вещей, с которой может помочь архив. Что челябинцу нужно сделать, чтобы начать поиск своих корней?

— Конечно, нужно подготовиться — как это делал я и все, кто занимается генеалогией — опросить всех родственников. Собрать весь массив устной информации, составить схему, и понять, где жили твои предки. Ведь с каждым поколением увеличивается число фамилий, и надо около каждой понимать — где родственники жили, когда родились. Я вот пришел, зная, что в 1905 году родилась моя прабабушка в селе Русская Теча и сказал — давайте начнем оттуда. Мне выдали метрические книги по Русской Тече, Спасской церкви, где я ее нашел дату рождения — 14 апреля 1905 года. Там указаны ее родители, и я пошел дальше, вглубь веков.

Главное — дотянуть до 1858 года. Потому что в этом году была последняя ревизская перепись. Первая из таких ревизий проведена Петром I в 1719 году, и потом их было десять — как раз до 1858 года. В метрических книгах вы по одному находите предков, плюс надо найти записи об их бракосочетании, чтобы узнать девичью фамилию супруги, и дальше искать по датам рождения. А в ревизиях целыми «гроздьями» семьи записаны. Так вы идете до 1719 года. Что потом? Я по своим предкам дошел до 1592 года — мои Антипины были среди основателей города Уфы. Там тоже есть документы, так называемые отводные книги — о передаче земель служилому сословию. Они уже хранятся не у нас, а в Российском госархиве древних актов. Все что старше XVIII века — это уже в Москве.

Но это тема бесконечная ведь. Теперь мне интересно, что было еще раньше. Думаешь сначала: «я только найду прабабушек и прадедушек». Но самом деле, это затягивает, стоит только начать.

— А если предки жили в другом регионе, стране?

— Где жили, там и надо искать. Отправной точкой стоит считать 1917 год. Документы советского периода еще не все открыты. По закону, ЗАГСы передают нам на хранение документы только по истечении ста лет. А образованы они были в 1919 году — то есть только-только начали нам передавать документы за 1919–1921 года. А метрические книги давно на хранении, с ними проще работать. Поэтому важно понять, в каком селе или городе жили предки, в какую церковь ходили — и дальше от этого отталкиваться. Можно не искать самому, а заказать этот поиск — почти каждый архив выполняет генеалогический запрос.

— Помимо составления древа, поиска документов для начисления пенсий, что вы ранее упомянули — какие еще реальные практические услуги может человек получить в архиве?

— Это подтверждение о выделении земли, узаконения строительства — что особенно актуально было, когда шел процесс приватизации — подтверждение льгот, информация о наградах, также подтверждаем даты основания городов, предприятий и учреждений. Ищут информацию об усыновлении, удочерении — хотя это документы ограниченного пользования, поскольку содержат персональные данные. Это тоже важно, люди к нам приходят, хотят узнать свою судьбу.

Если нужно отреставрировать документ, фотографию, человек тоже может к нам прийти, у нас работает реставрационная лаборатория.

В архиве работают реставраторы, которые спасают документы и фото

Еще конкретный пример — к нам в прошлом году приходили подрядчики, которые разрабатывали проект реставрации исторического здания на улице Пушкина. И там был дом с потускневшей росписью по фризу — исполнителю надо было восстановить рисунок. И мы в архиве нашли проект, где это было прорисовано детально. Вот эта полезность архива может проявиться внезапно, в самых неожиданных местах.

— Мы поговорили о прошлом, но сейчас хочется спросить и о настоящем. То, что происходит сегодня вокруг нас в Челябинске и области — оно сохранится в архиве?

— Каждый год к нам в архив поступает 30–40 тысяч дел. Документы 2010, 2011, 2012, 2013 года у нас уже есть, и даже более позднего времени. Например, администрация губернатора дела нам передает по истечении трех лет. Не только Сумин, но и Юревич, и Дубровский — это уже история, которая в документах у нас изложена. Есть норма хранения дел в организациях. Пока предприятие действует, архивы хранятся там. Но при ликвидации — а в 90-х, начале 2000-х таких случаев было много — предприятия по закону передают документы в архив. Ну и регулярный прием дел идет от действующих общественных организаций, учреждений, ведомств, в личные фонды. Многие исследователи, краеведы, музыканты, деятели культуры, врачи, архитекторы — можно до бесконечности перечислять — по мере жизни, если у них есть интересные архивные документы и фотографии, приносят их.

— Что может принести простой челябинец в архив?

— Семейные фотографии, снимки города, зданий, альбомы целиком — все, что может нести историческую информацию. Мы иногда объявляем тематические приемы. В том году собирали фотографии детей, делали выставку «Мир детства» на улице Кирова. Принимаем письма, документы. Многие думают, что только Великая Отечественная война важна — но есть и много других сюжетов. Например, мы недавно организовали коллекцию по истории Афганистана. Я как историк могу сказать — хранить нужно все. Конечно, все сохранить невозможно, но чем больше сохранится, тем более интересно будет наше прошлое.

В архиве сегодня хранятся более 2,5 миллионов дел

— Ну и напоследок — как все-таки планируете праздновать столетие архива?

— У нас большая программа. Как говорится, кто празднику рад, тот накануне... подготовился. Мы с начала года отмечаем, разные свои мероприятия и выставки посвящаем этому. 10 сентября на Кировке около памятника танкистам-добровольцам открылась выставка «Ровесники». Она посвящена двум юбилярам — архиву и драматическому театру. Мы своими средствами, документами, фотографиями помогаем рассказывать их историю, поэтому решили объединиться.

Основные мероприятия пройдут 22, 23, 24 сентября. У нас состоится научно-практическая конференция, со многих регионов России и из-за рубежа коллеги соберутся. 22 сентября в стенах архива замуруем капсулу времени с посланием потомкам, посадим абрикосы в память о юбилее. Мы также выпустили почтовый конверт — это редкость, обычно выпускают карточки. 250 тысяч экземпляров по стране разойдется, чтобы по всей России знали, что архивной службе Челябинской области — 100 лет.

24 сентября пройдет концерт в зале «Родина», там мы отметим наших ветеранов-архивистов. И сейчас мы пишем книгу по истории архива, в декабре хотим ее издать. Это наш взгляд не просто на историю учреждения, а на архив в контексте города, культуры, как он связан был с жизнью Челябинска и региона.

Стереотип, что архив — это закрытое учреждение, где сидят пожилые люди среди пыльных полок с пожелтевшими книгами — даже я не застал такого. Сейчас архив — это современные молодые люди моего возраста, историки, документоведы, культурологи, филологи. А еще — это научное и образовательное учреждение — с 2019 года мы получили лицензию на право проводить курсы повышения квалификации.

Сто лет — это важный рубеж, и мы должны подвести итоги, чтобы у нас был фундамент для последующих поколений в оценке нашей работы и наших предшественников.

Мнение

Интервью

Популярное