Интервью

Ксения Шумина

Заместитель главного редактора

Третья волна коронавируса — это не только возвращающиеся ограничения, но и очередное цунами стресса в обществе: кто-то боится прививок, другие нервничают из-за отпуска, некоторые до сих пор не восстановили доходы и бизнес. Как жить дальше в этих условиях? Беседуем с доктором медицинских наук, завкафедрой клинической психологии и социальной работы ЮУГМУ Алексеем Атамановым.

— Алексей Анатольевич, весь мир уже полтора года живет в условиях фактически невозможного планирования чего-либо хотя бы на несколько месяцев вперед. Нет никаких гарантий, что все твои планы не споткнутся об очередной локдаун. Ограничения то вводятся, то снимаются, то снова вводятся; статистика по коронавирусу опять пошла в рост. Как это все в перспективе повлияет на наше самоощущение?

— Мы сейчас в карантине, пусть уже и достаточно мягком, лояльном, но все же. И он не первый в истории человечества. «Декамерон», «Пир во время чумы», другие замечательные произведения — все они довольно точно описывают то, что мы сейчас переживаем. Нынешняя пандемия — возможно, не последняя, ведь вирусы меняются, мутируют, и никто с точностью не может предсказать, что такого больше не будет.

Стресс, безусловно, из-за этого есть, сильный, ситуацию можно сравнить с военным временем. Идет мобилизация, перестройка всей жизненной системы, когда привычный уклад невероятно меняется. Люди ведут себя по-разному, в зависимости от особенностей психики: кто-то впадает в депрессию и сидит взаперти, кто-то, напротив, хочет взять от жизни все и ударяется в безудержный гедонизм.

Это вопрос внутренней культуры, самоотношения. Стресс может быть дезадаптирующим, а может быть и адаптирующим, какая-то его капелька нужна для саморазвития. И если мы обладаем достаточным уровнем психического здоровья, самодисциплины, то и из этой ситуации можем извлечь пользу. Со временем, думаю, в течение пятилетки нас это все отпустит.

— Какую пользу человечество сейчас извлекает из сложившейся ситуации?

— Ну, очевидная польза — это владение дистанционными технологиями. Человечество научилось работать в условиях дистанта. Это точно нам понадобится в будущем.

— А минусы какие самые большие?

— Главный — это, конечно, ограничение подвижности. Это огромный стресс. Ограничение свободы передвижения — тоже. Свобода планирования — ее тоже фактически нет. А человеку крайне важно планировать свое будущее, по крайней мере на несколько лет вперед. А когда этого нет, жизнь начинает отчасти напоминать заключение в тюрьму. В первую очередь, нужно понимать, что пандемия — это не выдумка, это действительно опасно. И защититься от опасности — задача каждого человека, одна из важнейших. И отсюда пойдет все остальное — осознание ответственности за себя приведет к повышению самодисциплины. И к осознанию того, что единственные способы борьбы с эпидемиями, которые придумало человечество — это изоляция и вакцинация.

Алексей Атаманов: «Внутренняя дисциплина — это опора психического здоровья»

— В период тотальной самоизоляции существенно изменились бытовые привычки и распределение обязанностей внутри семей. Какие конфликтные ситуации сегодня чаще всего приходится анализировать психологам, особенно семейным? С чем обращаются пары, супруги, родители?

— Мы наблюдаем и ту, и иную тенденцию — есть плюсы, есть минусы для семейных систем в сложившейся ситуации. Есть люди, для которых испытание совместным пребыванием действительно стало последней каплей в отношениях. Много было разных жалоб на отношения с детьми — кто-то, оказывается, не может находиться долго с собственным ребенком, как бы это ни звучало. Но все же нельзя сказать, что негативные примеры сейчас превалируют над позитивными. Есть семьи, которые только сплотились в новых условиях! При позитивном взгляде на вещи, сближение внутри семьи — это еще один этап личного роста, развития. От проявления заботы и уважения друг к другу в изменившихся условиях супругам, родителям станет только лучше.

— Как в условиях постоянно меняющихся внешних ограничений найти какие-то внутренние опоры? Чем заместить схему «уехать и сменить картинку», когда она невозможна?

— Вспомним: проще всего в 2020 году было садоводам, у которых была возможность заняться любимым делом на земле. И они очень радовались гостям, приехавшим на воздух из запертых квартир, так как помощников на участке сразу становилось больше (улыбается). Что касается универсальных вещей, то, конечно, огромным терапевтическим эффектом обладает чтение — хорошей литературы, любимых книг. Кино, спектакли, трансляции — интернет нам сейчас дает огромные возможности для того, чтобы организовать досуг. Ну, и домашний фитнес — это прекрасно. Хорошо, когда дома есть гантели или велотренажер, но и без них можно справиться. Дистанционная работа требовала огромных усилий, и домашняя физкультура помогала людям держать тонус. Духовное развитие, сохранение физической формы — прекрасный рецепт спасения себя в трудные времена. Это лучшие внутренние опоры. И, конечно, должна быть опора нравственная, дисциплинарная. Вопросы долженствования, необходимости, неизбежности — на них нужно уметь отвечать. Вообще, внутренняя дисциплина — это опора психического здоровья. Собственно, огромное количество стрессовых расстройств — это всего лишь бытовая распущенность.

— А как человеку бороться с собственной бытовой распущенностью? Особенно если он родился и вырос в схожих условиях?

— Ну, в данном случае трудное детство — это все-таки больше самооправдание. Чтобы избавиться от бытовой распущенности в сознательном возрасте, необходимо обратиться опять же к литературе, к тренингам (профессиональным, качественным, разумеется), связанным с самодисциплиной. К психологу.

Алексей Атаманов: «Для поиска психолога, терапевта можно использовать сайт „Медицина Челябинска“»

— Если человек пришел к необходимости работы над собой — как ему себе помочь, как найти подходящего психолога, наставника?

— Да целая армия психотерапевтов к его услугам, клинических психологов. Если человек не может справиться сам — он должен звать на помощь. Как найти? Могу посоветовать сайт «Медицина Челябинска», там все специалисты области представлены, поручиться могу за каждого. Ну и, естественно, востребованность и профессионализм специалиста определяет рынок. Чем больше у психолога клиентов, посещений, консультаций — тем, вероятно, он лучше помогает людям. Попасть к психологу можно и в обычной районной поликлинике — там работают специалисты с хорошим образованием, клиентов у них предостаточно, причем постоянных.

— А как вы относитесь к так называемой популярной психологии?

— Да совершенно спокойно. Она профессиональной психологии, знаете, никак не мешает. Вот приведу пример. В африканских странах базовый уровень медицины — это знахарство. Это абсолютная норма. И в этом году к нам в вуз одна африканская деревня прислала молодого человека — чтобы он стал студентом, а потом и настоящим дипломированным врачом. И его настрой на учебу надо ставить в пример всем ребятам. Железная мотивация: меня послали, меня ждут, надеются, что я подниму им уровень медицины... Бытовая психология была, есть и будет, и если люди могут друг другу помочь в таком режиме — так ради бога, пусть этим занимаются. Но рано или поздно у них возникнет желание из своей среды кого-то отправить на профессиональную подготовку (улыбается), чтобы в их среде появился настоящий специалист.

— Вернемся к теме пандемии. Какой человек, с каким психологическим портретом, особенностями лучше всего переживает стресс, связанный с невозможностью что-то планировать?

— Тут все как обычно — проще всего интеллектуалам и философам. Они относительно безболезненно переживают любые обстоятельства. Думают, занимаются анализом происходящего, не сильно тяготятся тем, что вокруг какие-то там ограничения. Второй тип, который очень хорошо адаптируется, это интуит. Эмоциональный, принимающий, понимающий. Человек такого типа хорошо приспосабливается к обстоятельствам.

Алексей Атаманов: «Звезды с небес хватать сейчас действительно не время»

— А хуже всего кому?

— Тоже очевидно: деятелям, практикам. Они и пострадали больше всего. Травматичнее всего пандемия прошлась по бизнесу, по тем, кто привык активно действовать, бегать, достигать. Бизнес любит свободу, ему нужны воздух, открытые границы. Конечно, когда этого не стало, люди дела страдали максимально. Но те из них, кто проявил гибкость, как-то все-таки перестроился под новые потребности.

— А как изменилось потребительское поведение?

— Потребители получили новые горизонты, новые сервисы — теперь почти все стало нормальным заказывать на дом. А мир производящий двинулся в сторону освоения этих сервисов, технологий. Еще один важный элемент, который показал зрелость общества и его несокрушимость — волонтерство. Когда люди, понимая, что у них нет возможности применить себя в чем-то другом, занялись безвозмездной помощью другим людям, жертвуя своим временем, а порой и собственными средствами. Это удивительно! Волонтерское движение всегда существовало, но не было таких условий, в которых можно было бы увидеть всю его силу и мощь. Сейчас это проявилось во всей красоте!

— Действительно, волонтерство требует душевных сил и умения оторвать от себя в пользу другого. Значит ли его развитие, что люди станут меньше думать о собственных материальных благах?

— (задумывается) Может, с моей стороны это некий идеализм, но верю, что любые обстоятельства жизни помогают личностному росту. Думаю, у людей сейчас есть шанс сфокусироваться на внутреннем, анализировать, больше думать, больше стремиться к духовности.

— А как быть тем, кто вынужден сейчас решать материальные проблемы? Например, искать работу в условиях то и дело случающихся локдаунов? Как перебороть напряжение, победить страх?

— Да, потерять работу сегодня может почти каждый. Вопрос во все времена актуальный, но пандемия его, конечно, сильно обострила. И многие люди сегодня вынуждены будут искать работу менее престижную, менее интересную — потому что это вопрос выживания. Здесь хочется вспомнить совершенно замечательный фильм с Дэнни де Витто, в котором его герой был предпринимателем, разорился, а в итоге стал... учителем литературы в военной школе («Человек эпохи Возрождения», 1994 год — прим. редакции). Невероятный жизненный переворот — но в тот момент это было абсолютно психотерапевтическим решением...

А общая рекомендация для обывателя сейчас в плане карьеры, денег, такая: звезды с небес хватать действительно не время, неплохо и довольствоваться малым. Синица в руке сейчас лучше журавля в небе, это точно.

Да, вот именно такой сегодня исторический период, который минимум до середины десятилетия-то продлится.

Алексей Атаманов: «Огромное количество стрессовых расстройств — это всего лишь бытовая распущенность»

— Еще один страх — перед вакцинацией от коронавируса. Откуда он и что с ним делать?

— Один из самых нелепых страхов — это когда человек точно знает, что вакцинация может помочь, врачи все кругом говорят, что вакцина как минимум избавит от тяжелых последствий болезни, а человек все боится и боится... Но внутреннее недоверие — вещь такая, тяжелая. Совет такой: надо для себя не раздувать эту ситуацию, а до предела ее упростить. Прочесть рекомендации, выявить, нет ли противопоказаний, и сделать прививку. Что касается ярых антипрививочников... Ну, эта история не совсем про здоровье. Конспирология, теории заговора — все это несет в себе признаки такой, знаете, мягкой шизофрении. Такие люди в популяции были, есть, будут, это неизбежно. Но эти вещи, безусловно, заразны для обывателя. Слухами земля полнится, слухи выбивают из колеи, пугают, приводят в состояние замешательства. Не стоит им верить — верить лучше официальной информации.

Мнение

Интервью

Популярное