Мнение

Ксения Шумина

Заместитель главного редактора

Наш город никогда не отличался продвинутостью в отношении экономики шеринга. Один более-менее популярный подобный сервис аренды автомобилей; не без труда работающая система сбора б/у вещей; фудшеринг в зачаточном состоянии. Но, быть может, все это нам скоро и не понадобится — самоизоляция развернет всех, даже молодых, к классической системе ценностей.

В минувшие майские праздники я впервые за семь лет пожалела об отсутствии автомобиля.

С того самого дня, как я купила квартиру в центре города в уже далеком 2013 году, меня ни разу не охватывало желание самостоятельно сесть за руль.

Казалось, что это совершенно верное и оправданное экономически решение: к чему вписывать в статью расходов машину и бензин, когда от дома до работы неспешным шагом добираешься за 20 минут, а быстрым — 10? На крайний случай есть такси. Загородные поездки легко осуществляются на междугородних рейсах. А уж когда в Челябинске появились новые вместительные, удобные автобусы, я и вовсе уверилась, что автомобиль человеку, удачно решившему квартирно-логистический вопрос, нужен только для красоты.

И тут на тебе: с приходом пандемии коронавируса личный автомобиль снова становится самым надежным и — главное! — безопасным транспортным средством. На нем можно самоизолироваться на даче или в деревне; на нем можно быстро доехать до работы, когда общественный транспорт ходит в усеченном режиме; наконец, в его чистоте и уровне дезинфекции можно быть совершенно уверенным — в конце концов, за нее отвечает сам хозяин, а не таксист с южной пропиской, которого видишь первый и последний раз в жизни.

То же самое и с жильем. Стиль жизни «втроем с ребенком в съемной однушке» явно доказал свою несостоятельность в период самоизоляции и сидения дома. Я знаю, что в широких массах у нас до сих непопулярно рассматривать семью как в том числе просчитанный финансовый проект, но факты говорят сами за себя: находиться дома гораздо комфортнее с учетом того, что квартира вам нравится, в ней есть свободное пространство и уютный ремонт; и — самое главное — она ваша. Собственность. Вы в ней полновластный хозяин, и никто просто так не попросит с вещами на выход — где вас, возможно, уже дожидается полиция с вопросом, почему это вы находитесь на улице в период обязательной самоизоляции.

Экономика шеринга — плата за временный доступ к продукту вместо владения им в качестве собственника — развивалась семимильными шагами во всем мире. До пандемии коронавируса. До того, как появились политика социальной разобщенности и угроза инфекции, которые отрицают совместное пользование — наверное, и не нужно подробно объяснять, почему.

В Челябинске с шерингом даже последние пару лет еще было туговато. Да, есть один известный сервис каршеринга. Да, относительно налажена система сдачи, переработки или последующей реализации бывшей в употреблении одежды — но, прямо скажем, для миллионного города эта индустрия в Челябинске развита еще очень слабо (говорю это как человек, побросавший в европейские контейнеры немало добротных, но уже ненужных вещей). Что касается фудшеринга — обмена едой во избежание ее порчи — то когда я хотела написать об этом материал, то просто-напросто не нашла внятных источников и героев. Своп-вечеринки, на которых можно обменять платье или шляпку на другую вещь, у нас тоже пока не стали модным тусовочным бизнесом.

Несомненно, когда все это, то есть пандемия и самоизоляция, закончится (быстрее бы уже), человечество вновь начнет ценить собственность и единоличное владение: домами, квартирами, автомобилями. Даже миллениалы, которых так любят называть поколением трат на опыт, а не на вещи (оно и понятно — покупать в собственность крупные вещи им зачастую не на что).

В Челябинске слом ценностей наверняка пройдет менее замеченным, чем где-нибудь в Сиднее, Токио или Москве — в конце концов, у нас шеринг, как уже говорилось, и так не очень развит. Нацеленность на собственность как была, так и останется. Но тут в силу вступают уже иные обстоятельства: покупать жилье и авто многим после пандемии уже будет не на что.

Как пишет РБК со ссылкой на кредитные бюро, средний размер ипотеки в апреле упал почти на 10% к докризисным уровням — до 2,48 млн рублей (с 2,75 млн в марте). Произошло это на фоне ужесточения политики банков и жесткого режима самоизоляции в городах с самым дорогим жильем — Москве и Санкт-Петербурге.

При этом, как пишет сегодня Lenta.ru, в российских городах с началом пандемии заметно подешевела аренда жилья. Причины — самые тривиальные: люди теряют работу в миллионниках, пакуют вещи и покидают съемные квартиры, уезжая на майские грядки в родные деревни или маленькие города. Пришедшие в ужас собственники квартир, стремясь удержать хоть каких-то вменяемых съемщиков, скидывают по паре тысяч рублей в месяц (в Москве и Питере — больше). В общем, палка о двух концах: арендатор может как остаться с чемоданом на улице в разгар пандемии, если хозяин вдруг захочет освободить жилье, так и диктовать собственнику условия — тут исключительно вопрос везения и обстоятельств.

Аналитики активно прогнозируют рост спроса на загородное жилье. Счастливые владельцы обустроенных дач и коттеджей гораздо комфортнее переносят самоизоляцию — и зависть со стороны владельцев кусков бетона в неозелененных микрорайонах.

Таким образом, жить на съемном жилье становится доступнее в какой-то перспективе. А желанные загородные дома довольно дороги, особенно для миллениалов.

А вот российский авторынок переживает настоящие черные времена: в апреле впервые в истории отечественного автопрома реализация автомобилей упала за месяц сразу на 72,4%, по данным Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ), пишет Коммерсант. Дело тут и в COVID-19, и в режиме обязательной самоизоляции, и в падении доходов населения сразу.

Будут ли люди активно покупать автомобили, когда будут сняты ограничения? Вероятно, да — те граждане, кто сохранит доход. Сколько их будет — вопрос.

Что будет с вещеворотом и обменом, особенно в Челябинске, прогнозировать можно бесконечно. С одной стороны, напуганные угрозой заражения люди вряд ли будут охотно пользоваться б/у вещами — инстинкты не обманешь. С другой — падение доходов может вынужденно подтолкнуть к походу в секонд-хэнд.

Как бы то ни было, потребление изменится, сколько бы мы еще ни просидели дома. Главное — чтобы дом у вас был.

Главное

Интервью

Популярное