Дарья Бузуева

В Челябинске грядет реновация Каширинского рынка. Этот базар издавна пользовался популярностью у покупателей, но недавно прошла новость о том, что его будут сносить. Почему, и что будет располагаться на этих территориях? Редакция «Челябинского обзора» решила разобраться.

Каширинский рынок, находящийся на Северо-Западе Челябинска, работает более 20 лет. В 2021 году территорию, на которой он находится, определили для пилотного проекта комплексного развития территории, иначе — в программу реновации города. Вместо продуктового базара здесь планируют построить новый жилой комплекс.

Здесь стоит уточнить — Каширинский рынок условно поделен на две части: оптовиков и продавцов в розницу. Непосвященному человеку здесь заблудиться очень легко, но вот опытные покупатели стягиваются к торговым лоткам уже утром, и с каждым часом их становится только больше.

На рынке можно найти товары любого профиля: от овощей и фруктов до газированной воды

— Уже давно такие разговоры есть, что рынок уберут. Но когда точно — не знали, — говорит нам продавец сухофруктов и орехов с «оптовой» части. О том, что рынок будут сносить уже в следующем году, он узнал от нас.

— Когда закрывают? — включается в диалог продавец по соседству, видимо, услышавший разговор. — Нам уже, знаете, сколько об этом говорят? Десять лет. Каждый год у нас так говорят. Не закроется, я вам говорю. С 2010 года здесь работаю. Как-то, три года назад, на улице вывеска появилась, что там дом строят, так потом убрали. А рынок не уберут, я думаю, это несерьезно будет, — уверенно заявляет мужчина.

— Ну, а если скажут съезжать — что делать будете, другое место искать?

— Склад, доставку сделаем, всем клиентам — не проблема, у нас свои клиенты же есть.

— На новом месте работать не готовы?

— Да нет, можем. Здесь, видите, все равно условий нет нормальных. В другом месте нормальные будут. Здесь даже не чистят. Мы сами все чистим. А деньги берут. Вот, например, знаете, здесь сейчас... вот мы продаем помидоры, помидорчики — пустой ящик будет. Коробки мы сбрасываем неподалеку, приходит арендатор и говорит: «Давай деньги за то, что мы таскаем тару на мусорку». А мы за что тогда аренду — 28 тысяч рублей — платим?

Оптовики здесь продают все: начиная от крупной клубники и арбузов, фруктов и овощей и заканчивая специями, орехами, семечками и сухофруктами. Кто-то, видя камеру, боязливо убегает или прячется. Охотно разговорился продавец овощей Сарда.

— Мое мнение — если мы все делаем народу, народ хочет оставить рынок. Удобно, привыкли.

— На новом месте работать не готовы, если скажут съезжать, например?

— В другом месте? Нет, еще не готовы мы.

— А вообще давно здесь работаете?

— 21 год.

— Много клиентов-то?

— Много, ну а как иначе? Иначе без работы останешься.

— По сколько торгуете примерно? Картошка сколько стоит?

— Картошка — 25 и выше. 25 рублей есть, 28 есть, 30 есть, 36 рублей есть.

Одновременно разговаривая с нами, Сарда успел принять товар и дать рабочим распоряжения

Александр Иванович, розничный продавец посуды и хозтоваров, сначала встречает нас — нежданных гостей — с опаской.

— Вы знаете уже, что рынок сносить будут в следующем году, чтобы жилой комплекс построить?

— Понятия даже не имею.

— Не слышали, да? А давно здесь работаете?

— Вообще с самого начала.

— Если скажут съезжать — что делать будете?

— Знаете, честно скажу вам, в нашей стране работы вот так (проводит рукой выше головы). Все должно бурлить, кипеть, кругом стройки, у нас необустроенная большая страна — а ничего не делается. Здоровые мужики стоят, в охране работают. Вот беда наша. А то, что рынок — мне как-то по барабану. Что буду делать? Ну, дураков работа любит. Умные говорят, что работы нет. По идее, работа должна быть высокооплачиваемая, разная. Говорю, у нас в стране работы очень много должно быть, как раньше, как когда я был в возрасте вот как вы. У меня суд закончился — и хоть куда иди. Когда рынок снесут — я буду праздновать. Неделю.

— А потом новое место найдете?

— Скорее всего, не буду. Мы на пенсии, у нас огород, свой дом.

— Будете отдыхать?

— Буду работать. Дома у себя, в саду, в огороде, птиц разведу побольше. Нам главное — здоровье, а не этот рынок, честно. Молодым здесь делать нечего на рынке. Нет, должны быть, конечно, цивилизованные рынки. Несколько штук, хороших, аккуратных, чтобы людям пройти по ним было приятно. На рынке же совсем другая аура, общение. Здесь некоторые люди ходят просто пообщаться, в магазине с ними никто сильно общаться не будет, а здесь одни и те же многие ходят. Рынки должны быть, но не такие, как эти помойки.

Некоторые из продавцов, такие, как Мухаммед, торгующий овощами и фруктами, полностью доверяют руководителям и не особо волнуются.

— А, сносят — так сносят. Что будем делать? Нам без разницы, пускай сносят. Они всегда правы, мы — маленькие люди. Они сверху сами знают, как делать правильно.

— А вы давно вообще здесь работаете?

— Уже десять лет работаю, десять лет налоги платим, все делаем, все нормально. Сносят — сносят, нормально. Не знаю, пока хозяева говорят, что оставаться будет нельзя.

— Будете новое место искать или будете делать то, что хозяин скажет? Куда переезжать будете?

— Куда хозяин скажет — туда перейдем, ничего страшного. Руководитель лучше знает.

Некоторые продавцы, наоборот, совершенно не переживают — они уверены, что не пропадут

У Каширинского рынка много постоянных покупателей. Но даже они понимают необходимость перемен и реноваций. Владимир Кузьмич делится мыслями.

— Вы постоянный клиент?

— Я бы не сказал, что я постоянный клиент, но на этот рынок я постоянно прихожу, коровье молоко покупаю всегда. Его привозят, по-моему, из Сатки, что ли. Хорошее молоко, кстати, очень хорошее. Раньше покупал возле кинотеатра «Победа», а сейчас вот нашел и хожу уже, знаете, раз в два-три дня с улицы Косарева сюда. Вообще, этот рынок очень хороший, мне, по крайней мере, нравится сильно, хотя не мешало бы...

— ... в порядок привести?

— Не то что в порядок, а, скажем, сделать просто поменьше цены на продукты. Здесь все-таки дороговато. В этом отношении возле кинотеатра «Победа» проще, там все дешевле можно купить. А так, я покупаю. Рынок — это очень хорошо, потому что в магазинах многое не возьмешь. То есть если я здесь — по пути просто зашел, купил и пошел домой. А вот в магазин нужно идти специально... А здесь разнообразие очень большое, особенно по весне, я уже заметил, здесь очень много покупают для сада, огорода. Здесь есть такие вещи, которых в магазине вообще нет, те же самые тележки не каждый знает, где купить.

— Не в каждом магазине встретишь.

— Их не то что не в каждом магазине, их вообще практически не встретишь.

— Сложно найти такие элементарные вещи.

— Или, скажем, побелить надо — таких кисточек же тоже в магазине нет, просто нет. А на рынке люди достают все это хозяйство, я не знаю, как, но привозят. Мне это очень сильно нравится, когда пришел, просто прошелся, никто тебя не мучает вопросами. Все выставлено — посмотрел: ага, мне вот это понадобилось — я взял. А куда вот они пойдут?

— Говорят, новое место ищут. Но клиенты-то все здесь, опять же, вы недалеко живете.

— Понимаете, мне без разницы, куда ходить, главное — знать, куда они все переедут. Смотрите, сколько здесь товара. И если его, не дай бог, закроют... а таких случаев, когда закрывали без ничего, я знаю очень много. Возле Зеленого рынка — это 95-й год был, я сам стоял в качестве продавца — сократили, идти некуда. Я где-то месяцев восемь болтался, не знал, куда идти. И, само собой, пришлось идти на рынок, там помогать. Сам я не захотел покупать вот это все, обрастать этим всем, потому что деньги были. А эти продавцам сейчас деваться некуда, здесь товара не меньше, чем на миллион. Куда это сейчас? Никуда. И выбрасывать жалко, и девать некуда, вот о чем речь. То есть надо прежде всего о людях заботиться. Я сам в этом положении побывал в свое время, сейчас уже все, 68 лет, пенсия... не сказал бы, что большая, но мы пока еще вдвоем с женой, по 15 тысяч есть. 30 — на двоих хорошо. Не каждая семья столько имеет. А за людей обидно. Смотришь — вроде бы и помочь надо, а чем?

Постоянные покупатели приходят на рынок не только за более доступным товаром, но и за редкими хозяйственными вещами

Чем хорош рынок?

  • Более низкие цены. Для сравнения: магазинный репчатый лук будет стоить порядка 30-50 рублей (в продуктовых гипермаркетах «Ашан» и SPAR). На рынке можно приобрести тот же килограмм лука за 30 рублей. Стоимость картофеля в магазине начинается с 40 и завершается 100 рублями. На рынке можно приобрести его за 25-45. Болгарский перец — 50 против 130 (по скидке; без нее — 350). Стоимость магазинных помидоров достигает 320 рублей — на рынке 180-185. Магазинная капуста — до 40 рублей (по акции; без нее — 60), рыночная — 30 рублей. Филе индейки — 550 против 388. Куриная грудка — 228 против 185.
  • Диалог между продавцом и покупателем. Помимо основных задач продавец может быть и хорошим собеседником, слушателем или психологом, что особенно важно для людей предпенсионного и пенсионного возрастов.
  • Один из неочевидных плюсов: возможность дегустации. Можно ли попробовать продукт в магазине, не заплатив? Только во время промоакций. Зато на рынке можно попросить продегустировать еду и уже после решить, будете вы ее брать или нет.

Но насколько уместны рынки для такого крупного города, как Челябинск?

Заместитель главного архитектора Челябинска Ольга Никитина считает, что рынки — это действительно необходимость, ведь это точки притяжения многих людей. Однако они должны существовать в новом формате, стать более современными и культурными, чтобы больше не напоминать рынки из 90-х.

«Прежде всего сегодня говорится об эффективном и качественном использовании городской территории, о создании комфортного города для людей. В советское время пределом мечтаний был супермаркет; последние 20 лет в России, в том числе и в Челябинске, был ажиотаж строек супермаркетов. Сегодня мы начали снова возвращаться к рынкам, однако уже с пониманием того, что и рынки должны меняться. Сегодня рынки — это общественные пространства и точки притяжения. Все рынки отличаются друг от друга. Бывают рынки, на которых некомфортно находиться, а бывают рынки, которые притягивают горожан, потому что там особая атмосфера, качественные продукты. Рынки нового формата — это комфортное общественное пространство, внутри которого у людей есть возможность выбора, персональное общение. В том числе нередки случаи, когда рынки становятся фудкортами, позаимствовав формат торгового центра и став многофункциональным пространством.

В Челябинске такой формат — при котором комфортно, безопасно и красиво — имеет Центральный рынок на площади Мопра; а современным примером рынка как фудкорта является Белый рынок на улице Тернопольской. Одна из функций существования города — это рынок в значении градообразующего предприятия. Сегодня главное отличие современного города от деревни — это наличие благоустроенных общественных пространств. Перед Челябинском стоит цель по созданию многофункциональных и адаптивных пространств, это касается и рынков. Важно обращать внимание на социокультурное программирование и на то, что действительно нужно горожанам. Создание комфортного, красивого города с качественной городской средой — это то к чему должны стремиться все: Администрация Челябинска, бизнес, горожане. Среагировать на эти запросы — это задача, которая стоит сегодня перед городом, его территориями, в том числе рынками», — утверждает Ольга Никитина.

Знали ли вы, что официальных рынков сейчас в Челябинске всего пять? В это сложно поверить, но раньше их было гораздо больше. О причинах такого резкого сокращения количества рассказывает начальник Управления по торговле и услугам Сергей Березуев.

«Еще 10 лет назад в городе было порядка 37 рынков. Но потом были приняты поправки к закону о розничных рынках, где четко написано, что они могут быть образованы только внутри капитальных зданий. И все начало преобразовываться в торговые комплексы. Потому что иначе пришлось бы всю уличную торговлю просто-напросто убирать. А если оформлен торговый комплекс — то торговцы могут и вокруг на улице еще и лотки, навесы ставить», — поясняет он.

Кстати, Каширинский рынок открыли на месте кирпичного завода № 2 в середине 90-х годов. Когда Северо-Запад начал разрастаться, предприятие перенесли. Но это место считалось окраиной города, о чем говорят находящиеся рядом сады (СНТ «Садовод-любитель 1»). Таким образом, это место когда-то уже подвергалось реновации, когда люди еще даже не знали значения этого слова. Теперь это место попало под комплексное развитие снова — на нем появится жилой квартал.

Соучредитель компании «ТриГор и К», собственник земли, на которой находится рынок, Иван Горнов пообещал, что арендаторов не «кинут». Их хотят переселить в другое место.

«В 20-х числах мая будут готовы итоговое объемное планировочное решение и концепция. Сейчас идет финальная стадия проработки с партнерами и архитектурой», — комментирует Иван Горнов.

На самом деле, рынки не могут просто исчезнуть в одночасье. Пока есть спрос — есть и предложение. Многим людям гораздо проще купить все товары, продовольственные и бытовые, в одном месте, нежели ездить по разным узкопрофильным магазинам. К тому же многие люди пожилого возраста больше доверяют именно открытым и общительным продавцам с рынка, нежели доведенным до автоматизма кассирам в супермаркетах. Конечно, рынки нуждаются в модернизации и реформе, но пока что убрать их все нельзя.

Кстати, именно сейчас в самом центре Челябинска готовится масштабная реновация: на место легендарного «Восточного рынка» завозят контейнеры — с тем, чтобы открыть там маркетплейс «Нерынок» (девелоперы — компания Yellowstone development). По замыслу идеологов, здесь должно возникнуть качественно новое торгово-развлекательное пространство, которое лучше всего описывается словом «ярмарка».

По словам продавцов Каширинского рынка, у них есть время до весны 2022 года...

18 мая

Мнение

Интервью

Популярное

Над набережной Миасса прогремел 15-минутный фейерверк, а до этого у Торгового центра челябинцев поздравляли Уральский государственный академический русский народный хор, группы «Самоцветы» и «Любэ».

Весь день за ходом праздничных мероприятий к 9 мая следил наш фотокорреспондент Андрей Ткаченко. Как прошло торжественное построение на площади Революции, можно посмотреть здесь. А лучшие кадры вечера Дня Победы — в этом репортаже.

Петр Васильев

Эксперт в области коммуникаций, кандидат филологических наук

Казалось бы, вот только недавно челябинцы жаловались на повсеместный гололед. А нынче и весна в самом разгаре, уже и апрель пролетел как один день. И вот «Челябинский обзор» вновь готов обсудить с вами, уважаемые читатели, события в нашем городе, стране, мире и подвести итоги уходящего месяца.

Напомним, наш внештатный колумнист Петр Васильев ежемесячно выражает личную точку зрения на те или иные факты, события, тенденции. К событиям марта, если пропустили, можно вернуться и перечитать здесь. Пришло время вновь поразмыслить о прошедшем.

Сегодня автор предлагает отследить взаимосвязи и закономерности, которые объединяют события разных масштабов. Петр Васильев считает, что связующий элемент между тремя нашими «уровнями»: мир, Россия, Челябинск — это нравственность. Без нее, уверен он, ни мировая, ни внутренняя, ни региональная политика не делается. Нравственность — такая категория, которая присутствует всегда, везде и во всем — в политике, в бизнесе, в общественных отношениях. Впрочем, предоставим слово самому автору.

Мир: пока ломают копья... стоит треск

Давайте с нравственных позиций сперва взглянем на международный уровень.

Вовсю раскручиваются процессы в межгосударственных отношениях, которые были присущи временам холодной войны: жесткая политическая риторика, обмен массовыми высылками дипломатов, взаимные обвинения в различных недружественных и враждебных акциях, всевозможные санкционные пакеты... И уже кажется, что далеко в прошлом остались разрядка, перезагрузка отношений, новое политическое мышление вместе с играми Доброй воли. Надолго ли, и чего ждать простым людям?

Среди всего воинственного громыхания риторик и всего прочего обращу ваше внимание на два обстоятельства, которые произошли в апреле. И оба, вне всякого сомнения, при внимательном изучении контекста «задали» определенный тон американо-российскому диалогу. Хотя, повторюсь, и воинственной риторики, и «хмурых взглядов» было предостаточно.

Первое событие — президент США Джо Байден назвал Россию и США великими державами.

«Мы представляем две великие державы, которые несут большую ответственность за глобальную стабильность. Президент Путин и я — мы несем значительную ответственность за то, чтобы держать эти отношения в рабочем состоянии», — отметил Байден, говоря об отношениях с Россией. Президент США также назвал россиян и американцев «гордыми и патриотичными народами», заинтересованными в мирном и безопасном будущем.

Трансляция его выступления велась в аккаунте Белого дома в YouTube в середине апреля, хотя Байден и подписал новый пакет антироссийских санкций днем позже.

Второе событие — в свою очередь Россия предложила США обменяться гарантиями невмешательства во внутренние отношения. «Суть российской инициативы сводится к принятию комплекса практических мер по перезагрузке двусторонних отношений в сфере использования информационных и коммуникационных технологий», — заявили в МИД РФ.

Здесь уместно вспомнить, что в конце прошлого года Россия с трибуны ООН призвала США отказаться от «соперничества великих держав» в целях глобальной международной безопасности.

А президент Владимир Путин, в свою очередь, в недавнем послании Федеральному Собранию процитировал английского писателя Джозефа Редьярда Киплинга (который точно отлично знаком американцам с самого детства), сравнив недругов России с отрицательными персонажами из сказки «Маугли», а именно: тигром Шерханом и его приспешником шакалом Табаки.

«Цепляют Россию то тут, то там без всяких причин. И, конечно, вокруг них сразу же, как вокруг Шерхана, крутятся всякие мелкие Табаки. Все как у Киплинга. Подвывают, чтобы задобрить своего суверена. Киплинг — великий писатель», — отметил Путин, подчеркнув, что Россия хочет иметь добрые отношения со всеми представителями международного сообщества.

Так что, сколь бы воинственной риторика наших уважаемых партнеров ни была, но диалог так же неотвратим, как и скорое завершение проекта «Северный поток-2», о чем неоднократно заявляла канцлер Ангела Меркель и глава МИД Германии. А сколько копий сломано...

Россия: интернет-распри все жестче, нравы все круче

На днях моя весьма трогательная одноклассница, некто Мария написала малюсенький пост в ФБ. Скорее даже это был вопрос, который решила задать вслух в далеком прошлом московская спецшкольница из хорошей интеллигентной семьи, у которой теперь своя чудесная семья и даже внуки. Мария удивилась, откуда в нашей жизни выражение «дать с руки» — как, очевидно, совсем не тот оборот речи, который услышишь в непринужденной беседе в кругу воспитанных людей. А удивившись, коротко порассуждала о том, как такие «гоп-стоп жаргонизмы» и прочие словечки прочно укоренились в нашем сегодняшнем мире. Пост собрал некоторое количество лайков и комментов, судя по всему, таких же недоумевающих: откуда это и зачем оно нам?

«Язык — отражение общей культуры», написал я без особого желания дискутировать, ибо надоело! А написав, подумал, что уже давно перестал удивляться, хотя точно могу сказать, что еще совсем недавно, каких-то лет 20 назад (а что такое для вселенной и для истории 20 лет?), такие лексические обороты услышать можно было разве что на поле для дворового футбола, но никак не в вузовской аудитории. Но это для вселенной 20 лет — не срок, а для человека, считай, почти треть отмеренного ему времени. И теперь мы и не такое слышим и даже не удивляемся. Интересно, почему? А кто-то ведь со своими детьми даже пожестче себе позволяет.

Недавно в одном московском магазине наблюдал сценку, как молодая мамаша пригрозила своему белугой ревевшему сыночке дать по попе, если не прекратит. Правда, наказание женщина грозилась применить к части тела — синониму попы на букву Ж. У выхода их ждала черная машина с водителем... О времена, о нравы!

Восклицание это принадлежит древнеримскому политическому и государственному деятелю, мыслителю, оратору и юристу Марку Туллию Цицерону (3 января 106-го — 7 декабря 43 г. до н. э.). Так что не мы первые задаемся подобными вопросами. И до нас задумывались... и спрашивали, и искали ответы. Так что же нам остается? Покорно все терпеть?

Удивляет другое. Неделю назад после матча футбольных команд «Арсенал» (Тула) и ЦСКА два игрока туляков пообещали «проломить головы и оторвать уши» тренерам московской команды. Многие интернет-СМИ написали, что в подтрибунном помещении было даже что-то вроде потасовки, но игроков быстро оттеснили. Весь инцидент попал на камеры, и теперь тульским футболистам грозит длительная дисквалификация. Решение будет приниматься на самом высоком футбольном уровне в России.

Хамство на дорогах или в соцсетях чем-то отличается от бытового? Почему сегодня оскорбить человека стало рутинной формальностью, фактически «раз плюнуть»? Да простится мне нарочито упрощенный оборот речи, просто, как мне кажется, очень точно передает смысл действий и поступков некоторых наших граждан. При этом, замечу, среди них не простые работяги или трудяги — им подобными глупостями заниматься некогда, им на жизнь надо зарабатывать. Там тусуются все больше лица с непростым самомнением, убежденные в своей некоей значимости, есть и обремененные должностями, степенями, регалиями, хотя все больше с приставкой экс...

Надо признать, что соцсети в этом смысле в выгодном положении: не нравится тебе кто-то или нахамил он тебе, бац, и вот он уже в бане. Ты его не видишь, он тебе не досаждает. В жизни, увы, все совсем не так. Бана нет и хама туда не затолкаешь. Как и глупость с прочими мерзостями. Так что делать, спросит читатель? Самому не быть таким. И оглядываться вокруг себя, потому что такие люди в нашей жизни есть. Просто их разглядеть надо.

Челябинск: субботник по жизни как вторая натура...

Вы наверняка замечали — в наших городах и весях, как только сходит снег, взору открывается устилающий землю «ковер» из мусора. Он везде — на газонах, во дворах, в проездах, по обочинам дорог... Причем картина эта повторяется из года в год, и, в общем-то, в географии никакой разницы нет, где именно ее увидишь — в столице ли, в Подмосковье, областных центрах или в удаленных регионах. Мусор кругом и везде. Мы без конца ругаем коммунальщиков за плохую уборку наших территорий, но давайте просто спросим: а кто мусорит? Кто вышвыривает из недешевых машин пакеты с остатками уикэндовских вояжей на фазенды? Или одни закусили, выпили, отдохнули, а уберут за ними другие, так, что ли?!

Это проблема гораздо глубже и серьезней, чем кажется. Это наш общий уровень культуры, показывающий в том числе и отношение к самим себе. Очень немногие уберут за собой, отправившись в лесок или рощицу на пикник, но возмущаться «страшным срачем» готовы все.

Год из года в конце апреля власти объявляют общероссийский субботник. Засучив рукава и натянув перчатки, все, от мала до велика, выходят за уборку территории. Хорошая инициатива, заставляет людей хоть чуточку задуматься — а что вокруг и откуда взялись окурки, банки и бутылки у нас же под ногами? Хотя закономерен вопрос: а за что коммунальщики зарплату получают?

Сама логика существования этой профессии говорит о том, что это их задача — прибираться. А как они справляются, полагаю, объяснять не надо, тем более, что субботники пройдут и в этом году, и в следующем...

Есть старая как наш мир истина: «Чисто не там, где убирают, чисто там, где не мусорят». Так что двойственность этой ситуации, если по-честному, заставляет на себя оборотиться. Иначе чем объяснить груды мусора в наших же дворах: тем, что не убрали или тем, что накидали?!

Приведу один пример: в одном из загородных поселков, где точно не дешевые садовые домики, а управляйка исправно следит за порядком, установив по улочкам баки и дважды в день приезжая их опустошать, бывает и чисто, и не очень, а иногда совсем не очень.

На всех баках надписи крупными буквами: «Бытовые отходы. Строительный мусор не бросать!» Для него есть многотонный мусорный контейнер на въезде в поселок. Внимание, вопрос: как вы думаете, жители обращают внимание на эту надпись, если регулярно баки забиты строительным мусором, а рядом с ним на земле навалены обрезанные садоводами ветки и скошенная трава?!

Кто своими руками это все творит — коммунальщики или собственники загородных домов? Вот вам и вся разгадка.

Кстати, жители таких поселков на субботники, как правило, не выходят, они по большей части ругаются на коммунальщиков в поселковом чате за нерасторопность и недостаток чистоты. Так что прав главный герой бессмертной повести Михаила Булгакова «Собачье сердце» профессор Преображенский, когда говорит, что разруха — она в головах. И справиться с ней, этой «старухой с клюкой», сможем только мы сами, ни по чьей указке или подсказке. Когда наконец осознаем, что дальше так не может быть!

Справка: Петр Васильев — эксперт в области коммуникаций, кандидат филологических наук. Более 10 лет — заместитель директора Дирекции информационных программ «Вести» на телеканале «Россия», руководил рядом региональных филиалов ВГТРК. Работал на НТВ, в информационном агентстве «Интерфакс», американской телекомпании ABC News. В настоящее время — советник ВГТРК.