Общество

Алиса Сынбулатова

Корреспондент

Увидели бездомную собачку или кошечку? Вроде как теперь вы официально можете помочь — если зарегистрируетесь как общественный инспектор. Однако зоозащитники не спешат радоваться нововведению — мол, система слишком сырая и непродуманная. Стоит ли становиться таким зооинспектором и как это можно сделать — разбирался «Челябинский обзор».

Вопрос о том, можно ли защитить домашних (да и не только домашних) животных от жестокости или людского равнодушия, увы, в повестке оказывается слишком часто. Чего стоит только прогремевшая на всю страну история львенка Симбы, которого чудом спасли после издевательств челябинские ветеринары. Спасли-то спасли, но будут ли наказаны те, кто его довел до истощения? С этим вопросом «айболит» Карен Даллакян обращался к Владимиру Путину. И дело вроде как начало раскручиваться, но говорить о реальных последствиях пока не приходится.

Почти два года назад — в декабре 2018-го — в России был принят федеральный закон № 498, на который были возложены надежды зоозащитников. Он был призван защитить хвостатых и пернатых от жестокого обращения. Согласно тексту закона, например, запрещена торговля животными в местах, специально не отведенных для этого; организация и проведение боев животных; а, к примеру, конфискованные дикие животные в неволе подлежат возвращению в среду их обитания.

Уже спустя пару месяцев стало ясно, что закон не сильно-то работает. Много «белых пятен» и околонулевая практическая применимость. Существует и статья 245 Уголовного кодекса, согласно которому жестокое обращение с животными уголовно наказуемо. Но на практике — как доказать, что животное избивается хозяином, если это не происходило перед свидетелями? Пожаловаться зверь сам, увы, не сможет.

И даже если все документы переписывать да дорабатывать, животным от всей этой бюрократии легче не становится. Тем временем на повестке дня — новая инициатива, по задумке своей исключительно положительная. Вернее, не столько даже новая — она предусмотрена еще тем самым федеральным законом № 498 — но официально вступила в силу только сейчас. С октября этого года любой южноуралец может стать общественным инспектором в сфере обращения с животными. Дело исключительно безвозмездное — справедливости и успокоения души ради. Что это значит?

С октября 2020-го все желающие могут стать общественным инспекторами по обращению с животными

Общественные инспекторы в разных сферах появились уже довольно давно. Есть конкретно по охране лесов, есть — в целом по экологии. Такие люди призваны на безвозмездной основе помогать органам государственного надзора соблюдать природоохранное законодательство и беречь мать нашу. Теперь же пришла пора позаботиться и конкретно о зверушках.

Получив специальное удостоверение (об этом ниже), такой общественный инспектор приобретает права:

— фиксировать с помощью фото- и видеосъемки правонарушения в области обращения с животными и направлять материалы в органы государственного надзора (Росприроднадзор, Россельхознадзор, прокуратура);

— содействовать органам госнадзора в выявлении нарушений в области обращения с животными;

— участвовать в работе по просвещению населения в области обращения с животными;

— подготавливать по результатам общественного контроля в области обращения с животными итоговый документ и направлять его на рассмотрение в органы государственной власти.

...и даже некоторые обязанности (которые также прописаны в ФЗ № 498), такие как:

— соблюдать установленные федеральными законами ограничения, связанные с деятельностью физических лиц и юридических лиц, органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций и т.п.;

— не создавать препятствия деятельности таких лиц и органов.

Стоит помнить, что полномочия общественных инспекторов не распространяются на служебных животных

Звучит интригующе и вдохновляюще. Как стать таким инспектором? Для этого нужно обратиться в территориальный орган Росприроднадзора (находится он в Челябинске по ул. Елькина, 75) с заявлением, в котором нужно указать:

— ФИО;
— адрес места жительства;
— паспортные данные;
— номер телефона и адрес электронной почты.

К заявлению нужно приложить копию паспорта и две цветные фотографии 3×4.

Заявление должны зарегистрировать в течение одного рабочего дня, удостоверение оформляется еще в течение пяти. Затем его можно получать — готово, вы восхитительны! Удостоверение выдается сроком на 1 год, по истечении которого его можно продлить.

Процедура довольно простая. Вот тут и начинают возникать вопросы — чего-то, кажется, не хватает. Может, какого-то отбора? Ибо согласно тому, как определен порядок сейчас, удостоверение может получить вообще любой гражданин, без ограничений. Чтобы стать общественным инспектором по охране окружающей среды, о которых шла речь чуть выше, необходимо пройти тестирование о знании законодательства по соответствующей сфере. С животными, получается, такой необходимости нет? При том, что они особенно уязвимы и беззащитны.

Статус инспектора по защите зверушек можно получить без какого-либо теста

Как к этому отнеслись челябинские зоозащитники?

«Вопрос этот активно сейчас обсуждается. С одной стороны, есть небольшая радость, что дело движется в позитивном ключе. Но с другой стороны, в данный момент очень сильно вызывают сомнения правила получения этой корочки, — рассказывает владелец челябинского зооприюта Полина Кефер. — Инспекторы в сфере экологии, например, действуют довольно давно, и они должны сдавать экзамены на то, чтобы получить удостоверение. Так должно быть и здесь.

Я как владелец приюта не собираюсь пускать общественных инспекторов. При этом мы ничего не скрываем и открыты для посещений. У нас есть дни открытых дверей, когда любой человек может прийти и все посмотреть. Конечно, если он в адекватном состоянии. Также у нас периодически проводятся проверки от ведомств — это и Управление ветеринарии Минсельхоза, и прокуратура, и санэпидемстанция. Вот для таких официальных проверок мы всегда открыты. А общественные инспекторы не могут попасть на территорию, принадлежащим физическим лицам. Это распространяется только на государственные приюты, или на тех, кто заключает тендеры по отлову и содержанию бездомных животных. А у нас ведь все приюты частные. Так что идея очень сырая, и ее необходимо дорабатывать».

Зооинспекторы могут фиксировать нарушения и направлять в надзорные органы

«Если честно, не совсем понятно, как это работает. Вы пришли, написали заявление, приложили две фотографии — и это может сделать любой желающий, человек же никак не проверяется. Кто он, по каким причинам решил стать общественным инспектором? — поддерживает член Общественной палаты по проблеме безнадзорных животных Ольга Шкода. — У нас все приюты в Челябинске — частные. И кто бы из частников захотел пускать на свою территорию непонятно кого, непонятно с какими целями? Зоозащитники бывают разные. Некоторые очень эмоциональны и, к сожалению, оторваны от реальности.

Многие волонтеры зачастую не знают, как реагировать на жестокое обращение с животными, как обращаться в полицию и добиваться возбуждения уголовного дела. Это должны быть люди, знающие законодательство, которые могут обратиться в прокуратуру и другие органы, составить заявление. А что может сделать человек, у которого нет квалификации, опыта обращения с животными? Плюс, личности у нас в сфере зоозащиты есть разные. Есть те, кто постоянно закидывает приюты и органы бумагами, катает жалобы, просто отвлекает от реальных дел и помощи животным».

Сейчас зоозащитники готовят документы в Минприроды России, дабы попытаться изменить порядок получения удостоверения общественных инспекторов — то есть добиться требования проводить тестирования или экзамены на знание сферы. Планируют добиться и того, чтобы за деятельностью таких инспекторов был какой-то контроль, анализ их работы. Мол, накатал несколько жалоб или постоянно привлекал надзорные органы, а нарушения не подтвердились — поставить вопрос о лишении такого инспектора «корочки».

Не все зоозащитники в восторге от этой идеи

Некоторые все же настроены более оптимистично и считают, что инициатива — даже в таком виде, как сейчас — поможет обезопасить животных.

«К сожалению, отчасти беспокойство зоозащитников оправдано. У нас много, так сказать, враждебных кланов в этой сфере, которые ведут зачастую нездоровую конкуренцию, — отмечает ветеринар Карен Даллакян. — Но, с другой стороны, я считаю, что получение такого удостоверения — большая ответственность и честь. И вряд ли многие люди будут получать такой статус, чтобы потом позориться перед органами надзора, тем же Росприроднадзором, не понимая, что они вообще делают и зачем. То есть даже если каждый второй южноуралец сейчас получит удостоверение, это не значит, что они все побегут писать заявления. Этой работой будут заниматься ответственные люди.

Хочу добавить, что в рамках губернаторского гранта мы запускаем школу зооволонтера, сейчас ждем подписания всех необходимых документов. У нас ограниченное количество мест, а желающих очень много. Очень много заявок поступило — не только из Челябинска, но и из других городов области, из Екатеринбурга. Обучение будет проводиться два раза в неделю в течение года. Волонтеры узнают, как оказывать первую помощь животным и действовать в рамках закона. После окончания обучения выдадим сертификаты».

А что, вполне себе выход. Есть желание стать общественным инспектором и помогать четвероногим, но нет необходимых компетенций или опыта — параллельно можно учиться непростому делу зоозащитника и волонтера. Вот только это частная инициатива. А закон на федеральном уровне, выходит, создавался вхолостую? И ждем уже года два всяких подвижек — а чтобы как-то повлиять, например, на деятельность частного минизверинца парке Гагарина, приходится привлекать органы уровня федерального Следственного комитета, не меньше. Законы переписывают и дополняют, а воз и ныне там. Сейчас вот очередная попытка что-то исправить. Надеемся — а что еще остается — что в этот-то раз уже получится.

Мнение

Интервью

Популярное