Рынок труда

Ксения Шумина

Заместитель главного редактора

Работать снова стало модно и престижно. Мемчики про веселую пятницу уступили место шуткам про подпольные офисы. Быть устроенным официально — счастливый билет, позволяющий пережить пандемию, самоизоляцию и прочие неприятные вещи.

Внезапно стали отчаянно банкротиться все знакомые доморощенные психологи, коучи и блогеры, в стабильные времена хорошо снимавшие сливки с избытков дохода хорошо устроенной части населения, жаждавшей «саморазвития».

Внезапно куча людей, не очень-то любивших свою скучную работу, вцепились в нее намертво: оказалось, что любовь порой сильно проигрывает регулярным поступлениям на карточку.

Люди шутят: уходить тайком с работы от начальства — куда ни шло. Но вот тайком от президента ходить на работу — к такому, кажется, никто не был готов.

Наверняка в кругу ваших знакомых есть люди, внезапно в прямом смысле оказавшиеся нищими. При всех внешних атрибутах нормальной жизни, отраженных в уютных снимках в Instagram, у них в лучшем случае на счету — ноль, в худшем — просрочки по кредитам. У меня таких несколько, я им искренне сочувствую — они прекрасные специалисты, но специфика дохода не предполагает удаленной работы. А наличие детей и ипотек, увы, не располагает к созданию подушки безопасности более чем на пару недель.

При этом есть и совершенно другая категория: люди два месяца сидели дома и получали зарплату в полном объеме. В основном, конечно, бюджетники. Работать на государство внезапно оказалось гораздо спокойнее и выгоднее, чем оказывать теневые услуги на дому или выезде.

Пандемия ковида сделает из нас предельно прагматичных параноиков. Оказалось, что эта самая пресловутая подушка действительно должна быть у всех — даже у молодых, энергичных и успешных. Потому что позиция «пошли вы к черту, пойду и найду другую работу» внезапно сломалась и стала нерабочей. Надеюсь, что только на время — но прививка уже получена.

Что уж говорить про бизнес. Если у компании на счетах нет запаса, чтобы продержаться хотя бы два-три месяца в случае форс-мажора — можно ли называть такое дело успешным?

Мне доводилось довольно доверительно общаться с представителями самого разного бизнеса. Так вот: на одного рачительного и успешного владельца компании приходится трое человек, чье любимое хобби — вывести средства из фирмы и спустить их на бирюльки, Мальдивы, новую машину или третью квартиру «на будущее». Причем очень часто в ущерб какому-то обещанному сотрудникам бонусу. Сотрудникам, которые, кстати говоря, по большей части эту самую прибыль и обеспечивают. Такая позиция всегда мне казалась довольно шаткой — надеюсь, теперь этот вид спорта и вовсе уйдет в небытие. Денег может не стать в любой момент, а жизнедеятельность опять же в любой момент может сжаться до уровня безвылазного сидения в четырех стенах — эта простая истина, которую нам предельно резко очертила пандемия коронавируса, надеюсь, укрепится в головах.

А еще мне всегда была не очень ясна позиция тех, кто мало участвует в деятельности государства, но при этом хочет от него каких-то плюшек. Человек, официально нигде не трудоустроенный, вообще имеет мало отношения к благосостоянию того места, где он живет! Налоги на доходы физических лиц составляют до трети бюджета Челябинской области, налог на прибыль организаций — от 25 до 30%. Безработный человек не обеспечивает этих поступлений. Да, он, конечно, покупает какие-то товары и услуги, опосредованно оплачивая при этом вшитые в стоимость НДС и некоторые акцизы — но первый налог зачисляется в федеральный бюджет, и часть акцизов тоже. Региональная же казна — в стороне.

Уточню — конечно же, речь не о студентах, не о пенсионерах, не об инвалидах, которых не берут на работу. Речь о вполне себе деятельных гражданах, которые работали-работали себе годами в карман без кассы, но как только самоизоляция нарушила все шабашки в виде ремонтов и стройки по знакомству, дружно побежали вставать на учет в центры занятости (как растет официальная безработица, можете прочитать в материале про восстановление экономики и рынка труда).

Работать и что-то отдавать государству — это нормально. Требовать с государства за это — тоже нормально. Но вот не платить налоги годами, а потом приходить за пособием — это финт, который, надеюсь, тоже когда-нибудь останется в прошлом.

Конечно, и работодатели тут хороши: мало кто откажется от возможности втюхать сотруднику условия в виде зарплаты в конверте, если возможность такая есть. Думаю, после того, как будут убраны все ограничительные меры, мы получим массу трудовых споров и судебных разбирательств. Ибо многие поняли, что две трети от оклада в виде МРОТ — это не та сумма, на которую можно протянуть месяц.

Пандемия уже показала нам, как важны медики и педагоги, курьеры, работники ЖКХ и транспорта. Как необходима бесперебойная деятельность сельского хозяйства, продуктового ритейла, фармацевтики. Как всегда, даже в самые трудные времена, востребовано настоящее искусство. Если же мы сможем без чего-то обойтись на выходе из этого шторма — вероятно, этот вид деятельности не прошел проверку. И я желаю, чтобы это было не про вас.

Работа с ограничениями

Как решается проблема трудоустройства инвалидов в Челябинской области

Владислав Смирнов:

«В демографическую яму на рынке труда бизнес влетел без подготовки»

Уйти чтобы остаться

Где работают и ищут работу жители Верхнего Уфалея после остановки градообразующего предприятия

Трудный рынок труда

В Челябинской области повысился спрос на маркетологов и инженеров

Мир, труд, инспекция

В 2015 году на Южном Урале выявлено 15 тысяч нарушений трудового законодательства

Исследование портала HeadHunter

Все больше челябинцев боятся увольнений.

Мнение

Интервью

Популярное