Интервью

Матвей Кондрашов

Директор, главный редактор

К июню 2021 года в Челябинске не должно остаться нелегальных ларьков. Звучит фантастически, но в администрации уверяют, что так и будет. Уже разработана цифровая копия города — и киоски в этой схеме занимают не последнее место. Как виртуальная картина накладывается на наши реалии? Большой разговор с заместителем главы Челябинска по экономическому развитию и инвестициям.

— Олег Борисович, встретиться с вами захотелось после новости от областного Минкомсвязи, в которой в частности говорилось о наличии в городе цифровой платформы размещения информации о ларьках и киосках. «Решение позволило не только привести к единому стандарту внешний облик объектов, создать их цифровой реестр, но и получить оперативную аналитику по ним», — говорится в релизе. И лично у меня в этот момент в голове началось расхождение: в цифре — единый стандарт; в реальности — ржавое барахло, ГАЗели на тротуарах или самодельные лотки, сколоченные из ящиков и других подручных материалов. Давайте разбираться в этой истории с азов. Что за система?

— Если с азов, то одна из задач управления городом — появление виртуального двойника мегаполиса, в котором будет полностью прописана вся инфраструктура с учетом цифровых показателей. Эта модель должна стать неким предиктором, который может прогнозировать ту или иную ситуацию. Например, с точки зрения тех же самых торговых павильонов: мы, например, хотим доработать систему так, чтобы она потенциально рассчитывала нам автоматически всю возможную выручку.

— Вы о выручке города?

— Города, бизнеса, налоговых поступлений. Система должна считать это в автоматическом режиме и отображать всю конфигурацию, карту тех или иных торговых павильонов, реагировать на все изменения. Чтобы мы не фантазировали, а точно понимали: какая у нас собираемость от этого сегмента экономики. Какая прогнозная, какая реальная, где мы не добираем.

Необходимо точно понимать, где у нас что находится, какой доход это потенциально может принести городу. Сколько это рабочих мест. Сколько налогов. И вообще, каковы перспективы развития этого сегмента?

— Эта система, о которой вы говорите, находится в статусе проекта для конкурса или это уже рабочий инструмент?

— Мы ее запустили. Пилотируем порядка 3 месяцев и занесли туда порядка 99 процентов всех павильонов.

— Легальных?

— Вообще всех. Вот сейчас мы знаем практически все о каждом киоске.

В системе есть данные почти обо всех киосках в городе

— Как система работает? Данные через спутник заносятся, google или yandex карты? На какой она платформе располагается?

— Платформа — геопортал Челябинской области. Это наша официальная, со всех сторон защищенная информационная система, куда город как муниципалитет имеет доступ, а также имеет право использования данной системы. Вот мы в ней «цифровой двойник Челябинска» и разместили.

— Как происходит сбор информации?

— Самый первый и самый надежный способ сбора первички — это погрузиться в конечную инфраструктуру. Мы прошли все ножками и собрали всю информацию: сделали снимки, пообщались с продавцами, предпринимателями. Теперь понимаем: кто чем торгует, какой где примерно клиентопоток, какой трафик и так далее. У нас на этой карте есть как уже узаконенные павильоны, так и те, которые имеют право на амнистию, и те, которые еще не приступили к оформлению прав нахождения на этой земле. Вот это все мы оцифровали, и теперь у нас есть полная картина и полное понимание того, что на этом рынке сейчас происходит.

Есть еще один интересный слой — свободные места в городе. У нас есть схема размещения нестационарных торговых объектов. Это тот инструмент, с помощью которого предприниматель на законных основаниях может вообще поставить свой павильон. Это очень жесткая регламентированная история, которая просто так по чьему-то желанию не может измениться. Так вот — свободных мест в городе много. В схеме есть 160 площадок, куда можно спокойно киоск поставить хоть завтра и вполне легально.

— Вернемся к уже существующим киоскам. Наше издание написало не один материал про нелегальные торговые павильоны. Так же, как и ваши специалисты, мы, как вы выразились, протопали ножками с фотографом и запечатлели всю «красоту ». Такое ощущение, что Комсомольский проспект, например, выглядит одной сплошной барахолкой. Наши ощущения совпадают с вашими цифрами?

— В систему внесено порядка 2 500 павильонов. Из них в схеме может находиться порядка 1 700 точек. Все остальные — вне схемы. Они каким-то образом появились, разместились. Мы сейчас каждый из этих павильонов рассматриваем буквально под лупой. Но просто так взять и шашкой махнуть сейчас — это, наверное, в какой-то мере было бы популярной мерой, но, что ли, популистской... Ведь каждый павильон — это еще и рабочие места.

— Вы назвали цифру — 2 500. Речь идет лишь про ларьки? Или речь вообще о всей уличной торговле: наспех сколоченные прилавки, ГАЗели на тротуарах с овощами/фруктами?

Уличные торговцы выставляют машины в Челябинске прямиком на тротуар

— Только про ларьки. Стихийная торговля, о которой вы говорите — большая проблема, и это наша головная боль. Потому что сейчас даже если мы поймаем такого товарища, что мы выставим? На физлицо штраф составляет 5 000 рублей максимум.

— Так все-таки, что делать-то с этой всей уличной историей? Я последние лет 10, наверное, ежегодно слышу про какие-то рейды, про сносы павильонов под прицелами видеокамер. Антипов в Курчатовском районе заверяет нас, что работа ведется ежедневно, заваливает нас цифрами о количестве выписанных протоколов, о числе снесенных ларьков. Но все это напоминает какую-то гидру: голову отрубили, две вылезли.

— Если без эмоций. Мы посчитали и мы понимаем, что с точки зрения сухих математических цифр рынок НТО (нестационарных торговых объектов) в Челябинске «перегрет» на 38–44 процента. Иными словами, торговцев на улицах в среднем на 40 процентов больше, чем надо.

И это беда для самих бизнесменов. Они считают, что у них выручка падает по причинам того, что их преследуют, что кризис в стране, что у людей с деньгами плохо, что они стали гонимыми. А на самом деле их бизнес сейчас страдает попросту от того, что рынок перегрет, у нас слишком много уличных киосков, емкость рынка этого просто не выдерживает.

Вот как заходят большие сети? Они сначала оценивают рынок. Они четко понимают, в каких местах им нужно вставать с точки зрения товарооборота и людского потока, а в каких нет. К сожалению, наши владельцы торговых павильонов, на мой взгляд, точно такую аналитику не делают. И тем самым перегрели этот рынок

— Я опять уточню: вы говорите про легальных?

— Я говорю про всех...

— ...нелегал сколотил нечто торговое из фанерок, поставил на газон, электрокабель пробросил к соседнему столбу, за аренду земли никаких платежей. Расходов — ноль, собирай черный нал. Откуда убытки?

Самопальная конструкция, ноль платежей в бюджет

— Если ты не продашь тот товар, который ты закупил. Такое тоже случается. Когда рынок перегрет, ты можешь не успеть продать свои арбузы до той поры, пока они у тебя все не пропадут. Это уже прямые потери.

Пока, к сожалению, есть какой-то флер от того, что бизнес павильонов — это нечто быстрое, мегавыгодное. Если уйти в теневой сектор — ты никому ничего не должен и вообще у тебя чистая выручка, у тебя все замечательно и так далее. На самом деле я бы ко всем бизнесменам здесь хотел обратиться: друзья, это уже не так. Рынок с точки зрения экономики — перенасыщен. Только из-за этого у большинства в этом сегменте сейчас серьезные проблемы. Они перестают получать те доходы, к которым они, допустим, 5–6 лет назад привыкли.

Для пешеходов где-то не остается места вовсе

— По некоторым улицам приходится не идти, а лавировать между ларьками. В то же время мы видим уйму помещений на первых этажах с вывеской «аренда»...

— Мы не против киосков как таковых. Если это павильоны, которые вызывают у клиента желание туда зайти и что-то купить, и он оттуда выходит с порцией эндорфина, это хорошие павильоны. Я сам, например, с радостью вижу изменения на этом рынке. Я вижу киоски, которые появляются, туда интересно заходить, купить, например, мороженое. А вот если это торговый объект, который вызывает у тебя сомнения, как минимум, с точки зрения СанПиН, то это павильон, который не то что эндорфинов не добавит, а он, по сути своей, является источником социальной напряженности и опасности.

Поэтому в мэрии изменили вообще подход к установке павильонов в городе. Командой мы разработали и утвердили дизайн-код по НТО: готовая схема — как должен выглядеть нормальный стандартный торговый павильон по всем типам продаваемой продукции. Презентация выложена на наш сайт, любой бизнесмен, который заходит на этот рынок, в первую очередь должен посмотреть, каким должен быть его объект, исходя из того направления, в котором он хочет работать.

Так вот — если его киоск соответствует дизайн-коду, то в принципе все хорошо; но если это павильон из 90-х, тут я только могу пожать плечами и сказать «так быть не должно» — это факт.

Недавно мы собирали практически весь бизнес розничной торговли, все крупные сети, и презентовали предпринимателям этот дизайн-код и новые подходы к оформлению этого бизнеса. У предпринимателей сейчас есть год на то, чтобы павильоны узаконить и привести их в надлежащий вид в соответствии с требованиями. Если какие-то павильоны следующим летом будут стоять не по дизайн-коду, то они будут убраны с улиц Челябинска. Но время коллегам мы должны дать.

— Здорово звучит, но служба демонтажа работает и сегодня, вот только не сказал бы, что ларьков меньше становится.

— Понимаете, мы очень аккуратно, точечно подходим к решению этого вопроса. Потому что все-таки это малый и средний бизнес. Давайте начнем с этого. Соответственно, затевать «ночь длинных ковшей» и пустить всех под чистку, ну зачем?

О. Извеков: «Можно, конечно, пустить все ларьки под снос, но сразу вырастут новые»

— Не всех, а нелегальных.

— Те же самые нелегалы могут подыскать места свободные в схеме, могут туда переместиться и привести свои павильоны в порядок и узаконить. У нас порядка 160 свободных мест в схеме сейчас есть. На них они и могут переместиться.

— Могут, но не делают.

— Москва не сразу строилась. По щелчку пальцев этот вопрос решить сложно. У нас, по сути, новая нормативка по НТО с амнистией, с дизайн-кодом появилась только летом этого года.

Мы практически всех игроков этого рынка, включая мелких, уже знаем, со всеми ведем переговоры. Другое дело, что наша задача — не снести, а навести порядок. Я даю нам времени где-то год. Быстрее с такими объемами рынка нам не справиться. Тем более: мало снести, надо понять, а что там будет после? И мы кропотливо решаем вопрос по каждой зоне, заставленной ларьками.

Вот как сейчас обстоит дело? Работаем командой: я, заместитель главы Челябинска по правовым и имущественным вопросам Надежда Рыльская, заместитель главы по городской среде Александр Егоров, главный архитектор города Павел Крутолапов, начальник Управления по торговле и услугам Сергей Березуев, председатель Комитета по управлению имуществом и земельным отношениям Оксана Шейкина, администрации районов.

Мы всей делегацией выезжаем на перекресток. Весь его обследуем на месте, после этого начинаем понимать: что можно оставить, а что убрать. После этого перекресток уходит в Управление архитектуры. Там его полностью прорисовывают с точки зрения идеальной картины мира: как он с официальными узаконенными павильонами должен выглядеть. Мы берем эту картинку и на основании ее начинаем переговоры с владельцами павильонов: «Друзья, через год этот перекресток должен будет выглядеть вот так. Если киоск не будет выглядеть так, мы его уберем. Если он не попадает в схему, мы его уберем. Но вот вам взамен свободные места». Мы сейчас ровным счетом так работаем, например, с перекрестком Молодогвардейцев/Комсомольский проспект.

На перекрестке Молодогвардейцев/Комсомольский проспект просвета нет из-за ларьков

— А я только хотел с вами в поездку туда напроситься...

— Мы за лето объехали уже практически все наши злачные места. Сейчас это уже на той стадии, что Управление архитектуры прорисовывает все эти зоны. Понимаете, мы говорим про благоустройство. Как правило, зона благоустройства — это места, где очень хороший пешеходный трафик. Там должны появляться вазоны, лавочки, фонтанчики. Но для этого нужен готовый проект, только после этого мы идем к целевой работе с этим перекрестком. Только так, никак иначе. Мы можем хоть завтра экскаваторы туда пустить, но послезавтра там снова появятся ларьки, места-то намоленные, прикормленные (смеется).

Ничего не терпит пустоты. Поэтому надо освободившиеся территории наполнить новыми смыслами. Но это реально точечный кропотливый труд всей команды администрации.

— Ну я как раз на эту тему размышлял недавно. Челябинцев, если рассмотреть через призму «пирамиды Маслоу», похоже, низвергают на низшую ее ступень удовлетворения потребностей. Раньше на Комсомольском проспекте было несколько развлекательных заведений: ресторан «Ричард», пивоварня «Спиридонов», еще пара пиццерий. Но они канули в Лету еще задолго до коронавируса. Зато киосков счесть-не перечесть. Почему бизнес схлапывается? Уж не потому ли, что у людей попросту нет желания прогуливаться с видами на ларьки-павильончики, поэтому никто и не ходит? Отсюда и крах малого бизнеса в угоду этой цыганщине.

— Вы абсолютно правильно рассуждаете. Сейчас в городе сложилась такая ситуация, что у нас чуть ли не самая низкая стоимость квадратного метра в стране на первых этажах, да и вообще в принципе на недвижимость. Это хорошо, но в моменте. Бесконечно такая ситуация продолжаться не будет. И мы сейчас пытаемся перенаправить бизнесменов в том числе на первые этажи. Но это опять-таки вопрос долгой кропотливой работы. Если мы снесем ларьки, одномоментно на первых этажах эти бизнесмены не появятся.

— Собянин же махнул рукой, экскаваторы по улицам пошли.

— Я восторгаюсь коллегами в Москве, но мы идем все же другим путем. Занесли первыми в стране НТО в «цифровой двойник», собрали информацию, создали дизайн-код для торговых объектов, планомерно работаем по каждой территории. Более того, мы сейчас идем дальше: до конца года создадим систему цифровых паспортов для торговых объектов. На каждом павильоне появится QR-код. Любой проверяющий — Роспотребнадзор, полиция, управление торговли, КУИЗО — может направить на него камеру своего смартфона, и на экране появится вся информация о павильоне: до какого числа договор аренды, все ли оплачено, соответствует ли дизайн-коду. Это мы планируем внедрить в городе до конца этого года. А отсутствие данной маркировки на видном месте павильона будет означать только одно — он незаконен.

Кроме того, мы в Челябинске перезапускаем сезонную торговлю. На согласованных местах в новых точках теперь свободно могут торговать садоводы. Мы и эти точки делаем по дизайн-коду. На днях такие площадки открылись в Тракторозаводском районе.

По дизайн-коду в Челябинске теперь делают и места для садоводов

— Но любая борьба встречает сопротивление. Думаю, что у всей нелегальной торговли есть свои интересанты. Вам звоночки не поступали из разряда: «Что вы, Олег Борисович, уважаемых людей притесняете?»

— Если кто-то выходит на переговоры, мой кабинет для всей открыт.

— Так или иначе, люди годами собирали черный нал. Тут пришел Олег Борисович, сказал: «надо работать цивилизованно», все нелегалы растрогались и тут же побежали собирать нужные бумаги, узаконивать свои корыта...

— Я уверен в одном. Если мы поможем бизнесу грамотно настроить его — дадим консультации, подскажем свободные места, покажем, где лучше трафик, то бизнес от этого только выиграет. Тот же дизайн-код — это ведь очень дорогая вещь, мэрия все эти затраты взяла на себя. Вот в такие павильоны люди пойдут с удовольствием и будут нести вам свои деньги. Я во время прогулок по паркам обращаю внимание: стоят чистые, опрятные точки с кофе и сэндвичами, например. Так люди туда очередями выстраиваются, и я понимаю, что это классный, успешный, доходный бизнес. Если мы поможем бизнесменам сделать их бизнес таким же успешным, это только увеличит их выручку и маржинальность доходов.

Поэтому здесь, на самом деле, мы же не против кого-то, мы, наоборот, за! Мы говорим: «Коллеги, даже если вы как-то жили до этого, считайте, что этот рынок себя изжил».

Можно же сейчас пойти продавать пейджеры? Можно, но это не будет работать, их эпоха ушла. Так и эпоха этих «избушек на курьих ножках» ушла. Люди не будут хотеть в них идти. Они понесут деньги в те павильоны, которые выглядят достойно.

Поэтому коллеги-бизнесмены, мы за вас большую работу уже сделали, сделайте так же: встаньте на нормальные места, оформите взаимоотношения с Администрацией Челябинска, чтобы у вас голова не болела.

О. Извеков: «Узаконьте торговлю, а мы поможем»

— Бизнес еще ссылается на то, что правила на рынке постоянно меняются, а землю под аренду дают на такой короткий срок, что работать легально попросту невыгодно, не отобьются все затраты.

— Нам тоже об этом говорили. Что команда администрации сделала сейчас? Сейчас можно заключать договор на 7 лет, плюс 1 год работы по амнистии, это уже 8 лет. Это серьезный горизонт планирования. А если нет задолженности, можно пролонгировать эти отношения еще на 7 лет без каких-то торгов и жить спокойно еще 7 лет. Соответственно, это уже 15 лет бизнеса. Хочется спросить: куда еще больше?

Если интересно заниматься этим — пожалуйста. Но меняться нужно! Бизнес, который не меняется, он умирает. И вот те ларьки родом из 90-х, они исчезнут и без нашего участия. Это не Олег Борисович пришел и сказал: «Все поменяем». Просто их время ушло. Мы же опросы проводим, и челябинцы в подавляющем своем большинстве не хотят, чтобы павильоны в таком виде стояли на улицах нашего города.

— Не хотят, но рублем поддерживают.

— Да это миф! Я же вам сказал про перенасыщение. Просто бизнесмены уже как белка в колесе крутятся на своем денежном обороте. Если сесть и посчитать, там маржинальность уже невеликая, но этот оборот есть. Продавцы питают иллюзии, что раз деньги генерируются, покупатель худо-бедно идет, то и не надо к ним лезть. Хочется сказать: «Пройдет год — и будет еще хуже». И это не мы что-то там ломаем, это ситуация меняется. Как раньше когда-то для нас гипермаркеты были верхом совершенства, сейчас ровно тот же самый уровень дает почти любой магазин в Челябинске. Меняется все.

— Если оцифровать ваши слова. Вкладываясь в дизайн-код, можно же говорить не только об эстетической составляющей, но и о том, сколько город планирует потом денег собирать с арендаторов.

— Сейчас мы этот расчет ведем. Не хотел бы бросаться цифрами. Думаю, на 2021 год они появятся к октябрю. Но я что хотел бы сказать: мы не рассматриваем павильоны, как сеть, от которой мы хотим получить деньги за размещение. Мы это рассматриваем как комплексный кейс, в котором есть налоговые отчисления, товарооборот, общее влияние на экономику города. Мы рассматриваем это все многофакторно. Сколько в целом экономика города может получить от этого бизнеса, если он станет качественным. Насколько это эффективно будет. Плата за размещение — это только один из факторов.

— И обратная сторона медали — потери из-за нелегалов. Наше издание весьма приблизительно, конечно, но посчитало, что только в Курчатовском районе за полгода мимо бюджета «пролетело» 113 миллионов рублей.

— Если говорить о влиянии на экономику в целом, то цифры еще серьезнее... Но на это требуется весьма серьезный детальный расчет. Мы сейчас занимаемся этим планомерно. Жесткой, но не железной рукой, ни с кем не ссоримся, говорим: ребята, есть нормативная база, и мы с точки зрения комфорта сделаем для бизнеса все. Есть время, чтобы податься на амнистию, есть год, чтобы привести павильоны в порядок. Если амнистия — получаешь место без торгов. Есть сроки аренды 7-8 лет. Мы вложились в дизайн-код. Ребята, у вас есть все! Надо только взять картинку и сделать, как мы нарисовали, и не будет ни у кого никаких вопросов. Мы считаем, что за эти полгода Администрация Челябинска сделала очень много, чтобы людям было комфортно вести бизнес, чтобы они понимали, что им делать. Ждем обратной связи от бизнесменов, очень на нее надеемся.

— А имеет место во всей этой ларечной чехарде юридическая безграмотность предпринимателей? Оформлять бумаги и следить за нововведениями от мэрии — не арбузы на весы класть.

— Вы правы, многие до сих пор не знаю про амнистию. Кто-то живет сегодняшним днем с мыслью: «А меня все равно снесут». Мы таким говорим: «Приведи все в порядок и работай дальше, торгуй на здоровье, никто не мешает».

— Но, как вы сказали, рынок перенасыщен, значит, потерь не избежать.

— Тут иллюзий быть не должно: 40 процентов — лишние, они сами умрут, рынок не переварит. Они же конкурируют с кем: с торговыми сетями, которые сейчас открываются практически на каждом крупном перекрестке. Цены там доступные, выкладка красивая, овощи/фрукты давно уже не пластиковые. И все больше и больше людей заходят туда. Потому что человеку страшно заходить в избушку на курьих ножках, он пойдет туда, где благоустроено. Но если это будет прекрасный, шикарный, чистый павильон с улыбающимся продавцом в накрахмаленном переднике, там будет все хорошо. Но тут вопрос, кто быстрее перестроится. Кто не успеет (разводит руками) — коллеги, я всех предупреждал...

Мнение

Интервью

Популярное