Экология

Алиса Сынбулатова

Корреспондент

К 2024 году регион должен перейти на 100 % обработки твердых коммунальных отходов. Такое заявление сделало Министерство экологии Челябинской области, что некоторые СМИ стали трактовать как достижение в регионе через пять лет полной переработки мусора. Правы ли они? Насколько возможна полностью безотходная жизнь — разбирался «Челябинский обзор».

Простая мусорка в типичном дворе Челябинска. Новый контейнер, установленный буквальной этой весной. Яркая большая надпись: «Принимаем пластиковые бутылки». Но кто их читает, эти надписи? Вперемешку с бутылками тут и там торчат пакеты, упаковки из-под йогуртов, консервные банки, картонки... Одна из важнейших составляющих переработки — раздельный сбор мусора. И на первом же этапе — провал.

Такой вот раздельный сбор…

Ежегодно в Челябинской области образуется 1 053 тысяч тонн твердых коммунальных отходов. Большая часть из них — отходы жилищного фонда. Такие данные предоставило нашему изданию региональное Министерство экологии.

Раньше все эти горы мусора свозились на городскую свалку Челябинска. После ее долгожданного закрытия отходы теперь отвозят чуть подальше — до Полетаево (то-то местные жители рады...). Но до проработки и согласования маршрутизации, как мы все помним, прошлой осенью это обернулось тем, что город накрыл настоящий апокалипсис. Наглядная картина того, как челябинцы умеют мусорить. Но в любом случае, складирование отходов в какой бы то ни было удаленности от населенных пунктов — путь в никуда. Мусор весь не зароешь. Однажды и действующие площадки переполнятся. От отходов нужно избавляться. Как?

Буквально на днях глава Минэкологии Сергей Лихачев поделился перспективами работы ведомства на ближайшие годы. Планы — больше чем наполеоновские. «В рамках проекта, направленного на формирование комплексной системы обращения с твердыми коммунальными отходами, к 2024 году будет до 100 % доведена доля отходов, направленных на обработку. На начало реализации проекта эта цифра составляла 21 %. Долю ТКО, направленных на утилизацию, предстоит увеличить с 2 % до 10 %», — подчеркнул в своем докладе по нацпроекту «Экология» министр.

Южноуральцы вырабатывают более миллиона тонн ТКО в год

Некоторые СМИ радостно разнесли эту новость с заголовками, что «переработка отходов дойдет до 100 %». Вот тут-то и подвох. Ни одна из самых прогрессивных стран мира до сих пор не добилась 100 % переработки, а мы вдруг за пять лет хотим. Как так? Просто произошла подмена понятий. Чтобы разобраться, обратимся к терминам из № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления».

Утилизация — это «использование отходов для производства товаров (продукции), выполнения работ, оказания услуг, включая повторное применение отходов, в том числе повторное применение отходов по прямому назначению (рециклинг), их возврат в производственный цикл после соответствующей подготовки (регенерация), а также извлечение полезных компонентов для их повторного применения (рекуперация)».

Ее, утилизацию, планируют увеличить в пять раз — но пока всего лишь до 10 %.

Перед утилизацией мусор проходит стадию обработки

Обработка — лишь подготовительный этап к дальнейшему использованию мусора; согласно ФЗ — «предварительная подготовка отходов к дальнейшей утилизации, включая их сортировку, разборку, очистку». Вот это показатель довести до 100 % куда как вероятнее. А как это будет происходить, кстати?

«Этих показателей планируется достигнуть за счет создания сортировочных мощностей, которыми к 2024 будут оснащены все действующие полигоны региона, которые не имели пунктов сортировки поступающих твердых коммунальных отходов. Будут увеличены мощности уже существующих сортировок», — добавляют в Управлении организации обращения с отходами министерства. В частности, говорят экологи, в этом году в областном бюджете предусмотрены средства на завершение создания мусоросортировочного комплекса в Снежинске мощностью 10,1 тыс. тонн в год.

К 2024 будут увеличены мощности сортировок

Новые показатели будут достигаться и работой новых сооружений на полигоне ТБО в Полетаево. «Все отходы после весового контроля в первую очередь попадают в мусоросортировочный комплекс № 1. Мощности и качество сортировки в скором времени будут увеличены посредством строящегося МСК № 2, — рассказали нам в пресс-службе предприятия. — Над увеличением мощностей переработки, а также видов перерабатываемых отходов мы уже работаем. Полигон планирует запуск комплекса услуг от приема отходов до полной их переработки и производства вторсырья».

А как дело обстоит с мощностями сейчас, осенью 2019 года?

В Челябинской области действует 13 мусороперерабатывающих предприятий. Мусоросортировочных, например, в два раза меньше. Всего семь. Но как тут наладить эффективную переработку, если разделять нормально пока не научились?

Мусороперерабатывающие предприятия области - по данным Минэкологии

Если сложить все имеющиеся данные, получится цифра в 141 358,824‬ тонн в год. А вырабатываем, еще раз — 1,053 млн тонн.

Сортировка мусора — первый шаг в цепи переработки отходов. У нас с этим пока не очень складывается. Понаставили в некоторых дворах специальные урны для пластика, а жители начали их забивать всем подряд. Эта мысль озвучивалась много раз: начинать повсеместно внедрять пропаганду раздельного сбора необходимо с детства, со школы. Сейчас хоть пять разных урн поставь на каждой контейнерной площадке — большинство жителей просто не разберутся, куда что складывать, да даже и не будут пытаться.

В России накоплено 40 млрд тонн промышленных и бытовых отходов

И если такую вещь как бумагу, перерабатывать довольно легко, то утилизация электроники и вредных веществ — дело куда как более затратное. Обратите внимание — в области действует всего одно предприятие по переработке батареек. А это ведь чуть ли не самый вредный и опасный тип отходов, который, попадая в землю, отравляет все вокруг. Да и выработкой топлива занимается лишь одна компания. При том, что альтернативные пути получения энергии — это один из главных факторов успеха в борьбе с залежами мусора.

Что вообще можно сделать с мусором?

Способ получения электроэнергии из мусора весьма заманчив. «Мусор — это в какой-то степени новый газ, мы уже это поняли по рекультивации нескольких свалок. К ним надо подходить как к газовому месторождению, потому что перспектива выхода этого газа — 12–15 лет», — согласен даже глава Минприроды РФ Дмитрий Кобылкин. Хотя себестоимость такой электроэнергии, по данным специалистов, выше нынешней на рынке.

Тем не менее, таким альтернативным энергоисточником успешно пользуются разные страны. Кстати, о них...

Опыт Стокгольма

Список стран мира-лидеров по переработке мусора уверенно возглавляет Швеция. Здесь, по подсчетам специалистов, научились утилизировать более 99 % мусора. Причем совсем недавно, в середине октября, в Стокгольме прошло заседание Российско-Шведского Координационного комитета по сотрудничеству в области охраны окружающей среды. На нем стороны договорились в том числе о совместной работе в сфере переработки по проекту «Предотвращение образования отходов и сокращение объема захоронения отходов».

Россия и Швеция договорились о совместной работе в сфере утилизации отходов

Шведский посол в прошлом году даже сообщил о желании Скандинавской страны закупать мусор у России. Дескать, своего мало. Судьба мусора, согласно данным Шведской ассоциации по переработке отходов (Avfall Sverige), делится на три категории: половину повторно используют (50,6 % всего объема мусора), сжигают и превращаются в источник электроэнергии (48,6 %). На полигоны для захоронения отправляется лишь 0,8 % отходов. А мы тут о 10 процентах... Вот он — пример для подражания. Но к такому нам идти, похоже, не один десяток лет.

В целом по России

При этом справедливости ради стоит признать — внутри экологического сообщества России вопрос дальнейшей судьбы отходов в последние годы стал занимать чуть ли не главенствующее положение. Чтобы убедиться в этом, достаточно пролистать ленту новостей на сайте все того же Минприроды РФ.

«В России накоплено 40 млрд тонн промышленных и бытовых отходов. Каждый год жители образуют 70 млн тонн новых отходов, которые просто свозятся на свалки. Из-за отсутствия переработки площадь этих свалок ежегодно увеличивается на 500 тысяч га, — добавляет министр Кобылкин. — Планируем в 2022 году ввести в промышленную эксплуатацию мощностей по обработке ТКО на 21,7 млн тонн, в 2024-м расширить их до 37,1 млн тонн. Это позволит достичь 60%-ной переработки таких отходов».

Каждый год россияне образуют 70 млн тонн новых отходов

Самое главное — до 2024 года по всей стране предстоит рекультивировать 191 свалку и построить 220 заводов по сортировке и переработке мусора.

К концу подходит 2019-й. До 2024-го — времени значительно меньше, чем кажется. А менять в сфере обращения с ТКО предстоит еще многое. Камнем преткновения снова стал денежный вопрос. Он стал причиной прошлогоднего мусорного коллапса, когда подрядчики отказались вывозить отходы за город за предлагаемую цену. Он продолжает тормозить мусорную реформу и сейчас. Население, и особенно юрлица, оплачивать вывоз отходов вовсе не спешат. По России процент неплатежей населения — от 20 до 35 %, со стороны юридических лиц — 65–70 %.

«В отношении физических лиц мы видим улучшение ситуации. В отношении юридических лиц ничего не меняется, и это нас серьезно настораживает, — рассказал Глава „Российского экологического оператора“ Денис Буцаев в интервью РБК. — За полгода ситуация в некоторых регионах ухудшилась. Потому что бизнес не испытывает стойкого желания заключать договоры на вывоз мусора с региональными операторами. Например, вы образовываете мусор, куда вы его дели — непонятно. Кто за это платит — как раз понятно: население».

А пока мы не можем даже организованный вывоз ТКО из контейнерных площадок наладить — идет бескомпромиссная война между парковочниками и мусоросборщиками. И пока в челябинских дворах наблюдается вот такая картина —

Война автомобилистов и мусорщиков — дело занятное. Только если ты не наблюдаешь ее в собственном дворе

...о каком полезном использовании отходов вообще может идти речь?

Мнение

Интервью

Популярное