Шоу-бизнес

Дарья Бузуева

Корреспондент

В 2020 году мир столкнулся с глобальной пандемией и ограничениями передвижения. Под запрет также попали массовые мероприятия: концерты, спектакли и другие выступления. Многие из них переносятся по сей день, люди не могут вернуть деньги за билеты, а площадки обязаны соблюдать ограничения и рекомендации, чтобы не допустить всплеска заболеваемости. Как в такие непростые времена выживал концертный бизнес — выяснил «Челябинский обзор».

Обязательное ношение масок, перчаток и обработка рук санитайзером — это привычные действия для каждого, кто хочет выйти в магазин за продуктами или в торговый центр. Но что происходит с массовыми мероприятиями? Здесь все не так просто. Чтобы не допустить распространения инфекции, театры и кинотеатры стараются не продавать места рядом друг с другом, сажая зрителей через два кресла или хотя бы через одно. Но на концертах люди привыкли к толпе, к единому гулу голосов и танцам, и здесь просто посадить всех через одного не получится: люди все равно обязательно скопятся в одном месте, как уже было на Ледовой арене «Трактор» на концерте группы Би-2.

На данный момент танцполы и фан-зоны на концертах закрыты. В залах разрешено только 75% заполняемости. Несложно догадаться, что при таких условиях на концерт не смогут попасть все желающие — билеты могли быть распроданы еще в 2019 году, когда об ограничениях никто и не догадывался. Вернуть деньги могут далеко не все: закон защищает организаторов от таких крупных потерь, поэтому возврат средств возможен только в случае отмены мероприятия, а не переноса.

Само собой, промоутеры не вполне в восторге от происходящего. Ведь в основном это они разбираются с претензиями о переносе и отмене концертов, возвратом денег за билет и другими не самыми приятными задачами. А ведь еще нужно договориться с концертными площадками, выполнить райдер артистов, купить рекламу. Чтобы понять, как промоутерам приходится работать в период ограничений, мы обратились к Александру Паули, организатору многих концертов по всей России и директору агентства «Живой звук».

Александр Паули уже больше десяти лет занимается организацией выступлений по всей стране

— Давайте немного поговорим об истории. Как вообще появилось ваше агентство? Первый филиал создавался в Челябинске?

— Мы работаем фактически по всей России, но филиалов как таковых не держим. То есть у нас сотрудники — по одному-два человека — есть в каждом из крупных городов. Я всегда очень любил музыку, ходил на концерты и в какой-то момент решил сделать свои мероприятия: сначала это были небольшие клубные проекты. Но параллельно у меня был другой бизнес, который сложно было совмещать с организацией концертов. Я выбрал то, что мне интереснее и лет 12–15 назад сосредоточился только на агентстве «Живой звук». Постепенно география стала расширяться, мы стали делать концерты не только в Челябинске, но и в соседних городах: в Екатеринбурге, Уфе, Тюмени, Перми. А затем зашли на другие регионы России. Сейчас работаем от Калининграда до Владивостока.

— Сколько в среднем нужно времени на подготовку одного концерта? Это сильно энергозатратное занятие?

— Подготовка — в среднем три месяца. Есть проекты, которые требуют чуть-чуть меньшего времени, а есть проекты, которые нужно запускать за год до самого мероприятия. Подготовка — это не просто привезти артиста в город. Это рекламная кампания, договоренности с площадками, с прокатными фирмами, которые ставят оборудование, и так далее.

— Почему соседний Екатеринбург по сравнению с Челябинском собирает больше артистов? Тот же самый Powerwolf, Bring Me the Horizon...

— Смотрите, какая штука. В Екатеринбурге намного больше площадок. Там, безусловно, тоже существует некоторый дефицит мест для проведения концертов, но там есть Дворец молодежи, заточенный под концерты, где 1 300 посадочных мест, есть концертно-развлекательный комплекс «Космос», где 1 800 посадочных мест, есть куча театров, клубов, есть новый «Экспо» на 5 000 человек. У нас, к сожалению, таких площадок просто нет. Если мы уберем две спортивные арены — это дворец спорта «Юность» и ледовая арена «Трактор» — то у нас останется два репертуарных театра: Театр оперы и балета и Театр драмы по 800 мест, один ДК Железнодорожников на 700 мест и больше ничего. Как таковых клубных площадок у нас по сути нет. Нам просто некуда везти этих артистов. Даже если будет спрос. Хотя спрос на западных артистов в Челябинске всегда был ниже, чем в Екатеринбурге, но все же.

Во время интервью мы также затронули планируемую концертную площадку в конгресс-холле «Крылья», который находится на набережной реки Миасс. Александр Паули объяснил, что пока еще делать прогнозы рано, «нужно увидеть сам зал, его возможности, аппаратуру». Возможно, это площадка поможет в будущем приглашать больше артистов в Челябинск.

Сейчас все фан-зоны и танцполы закрыты. Город с нетерпением ждет отмены ограничений

Для тех, кому билеты на концерт кажутся дорогими, Александр Паули объясняет, как складываются цены: «Существует классическая схема работы — есть цена за выступление артиста, есть стоимость того, чтобы его привезти, поселить, обеспечить питанием, арендовать площадку, поставить туда технический райдер, провести рекламную кампанию. Эти цифры очень просто посчитать, сделать некоторую смету, к которой вы уже прибавляете желаемую прибыль и надеетесь, что вы продадите полностью зал, заложенный в эти расчеты. Если вам все удается — то вы молодец и вы заработали. Если что-то не срастется, и вал продаж в процентном отношении от вашего расчета несколько меньше, то вам приходится считать свою недополученную прибыль либо уже убытки. То есть на самом деле проведение мероприятий — это тот же бизнес-процесс, как и в любой другой отрасли, будь то производство, продажа товаров или оказание услуг. Однако концертный бизнес требует больших временных затрат на раскрутку проекта и его продажу, и это высокорисковая история в любом случае, потому что, к сожалению, шоу-бизнес не просчитывается и не прогнозируется так же просто, как некоторые другие сферы».

— Как сейчас обстоят дела на рынке? Деятельность вернулась к доковидному уровню или пока нет?

— Она не вернулась к доковидному уровню, и я думаю, что в ближайший год точно не вернется. Все так же невозможно проводить концерты с танцполами и фан-зонами, это сказывается на выступлениях молодежных коллективов и крупных танцевальных проектов типа «Руки Вверх!», «Би-2» и так далее. И на сидячую рассадку действуют ограничения — от половины зала до 80% зала в зависимости от региона нашей страны. В Челябинской области сейчас 75% заполняемости разрешены.

— Сейчас многие артисты организуют концерты онлайн, на площадке онлайн-кинотеатров — тот же Okko и так далее. Как Вы считаете, это конкурирует с вашей деятельностью?

— Нет. Онлайн-площадки интересны и монетизируются только в рамках самой площадки, артиста и, соответственно, рекламодателя, который там размещает свою рекламу. Все остальные участники организации концерта исключены из этого цикла. То есть в данной истории не нужен промоутер, не нужна рекламная кампания, не нужны большие расходы на транспорт и многое-многое-многое. Чем хорош онлайн-концерт? Тем, что он позволяет за небольшие деньги подключиться к живому концерту артиста и его увидеть. Но в чем разница онлайн-концерта и, не знаю, записи любого концерта на DVD-диске? Вы почувствуете настроение, произойдет обмен энергиями? Да нет конечно, вы просто увидите, что артист работает, насколько профессионально он может это делать и, собственно говоря, все. Это не живой концерт. Тут нет сопричастности к тому празднику, который происходит у вас на глазах здесь и сейчас.

— То есть концерт все-таки выигрывает по атмосферности?

— Конечно. Концерт — это кусок эмоций, который мы продаем. И живая эмоция в любом случае будет выигрывать.

Несмотря на ограничения, многие артисты продолжают свой тур после пандемии

Сейчас в Челябинске есть несколько концертных площадок, основные из них: ДС «Юность», ледовая арена «Трактор», театры оперы и балета, драмы, концертный зал имени Прокофьева, ДК ЧТЗ и Железнодорожников и различные клубы. Все они в какой-то степени конкурируют между собой. Но какая площадка является лидирует? Александр Паули объясняет: «Все зависит от уровня концерта. Если мы говорим про какие-то подвижные концерты, со стоячим партером, сейчас набирает популярность Конгрессно-выставочный холл на Ленина. Это сравнительно новая площадка, она функционирует лет шесть, наверное, но потихонечку завоевывает авторитет именно как концертно-танцевальная. Если мы говорим про мероприятия с партерной рассадкой, то тут лидирует Драматический театр».

В настоящий момент ледовая арена «Трактор» — одна из самых больших площадок в городе. Ее концертный вариант насчитывает 9 200 мест. Но это не ставит ее в выигрышную позицию среди других концертных площадок.

«Что „Юность“, что „Трактор“ — это площадки для больших, крупномасштабных проектов. И сравнивать их с театрами на 800 зрителей нельзя. Это несопоставимые масштабы совершенно. Артисты, которые приезжают в ледовую арену, не смогут в принципе экстраполировать свое шоу на площадку на тысячу человек. Это совершенно другое шоу, это совершенно другая постановка, другой свет, другие экраны. Да, один и тот же артист может выступать и во дворце спорта, и в театре, но концертная программа и шоу будут абсолютно разными. Привезти группу ДДТ с программой „История звука“, которую сопровождали в туре три фуры аппаратуры, и предложить им театр — технически невозможно, туда даже оборудование не влезет. И наоборот: музыкант, который поет в ДК ЖД, вряд ли сможет удержать многотысячный зал „Трактора“ с тем же светом и звуком из дворца культуры», — рассказывает промоутер.

С организацией концертов разобрались. Но неужели весь процесс работы организатором — это сухие цифры? На что еще нужно обращать внимание в этом бизнесе?

«Несколько лет назад мы привозили «Дельфина» — это известный андеграундный артист, — делится воспоминаниями директор агентства. — В бытовом райдере у него прям было прописано наличие таблеток «Кортексин», если я правильно помню, в гримерной комнате. Мы начали узнавать, что это такое, оказалось, что это таблетки для кошек. Естественно, возник вопрос: «Вы с собой везете кота или кошку?». Потому что сразу возникает проблема с размещением в гостинице, с транспортом. На это директор артиста ответил: «Дошли до этого пункта? Молодцы, можно работать, „Кортексин“ этот не нужен, это просто проверка на внимательность».

Несмотря на ограничения и переносы, фанаты все равно с нетерпением ждут выступления своих кумиров

Сейчас сложно сказать, когда концерты можно будет проводить в обычном режиме. Разрешение на заполняемость напрямую зависит от заболеваемости, плюс не все артисты готовы приезжать выступать в полупустом зале. Как только мы окончательно справимся с болезнью, концерты и живые выступления вернутся к привычному нам яркому и эмоциональному формату. Но это точно не вопрос завтрашнего дня...

Концертной площадки и зрелищ!

В 2017-м году в Челябинск снова приедут звезды шоу-бизнеса

Без хлеба потерпим — нам зрелищ давай!

Сколько зарабатывают челябинские шоумены

Мнение

Интервью

Популярное