Спецпроект

Юлия Поздеева

Обозреватель издания «Челябинский обзор»

«До библиотеки доеду?» — спрашивают водителя маршрутки, и не надо уточнять, до какой. И так ясно, что до самой главной. В честь нее и остановка общественного транспорта так называется — «Публичная библиотека», хотя уже не один десяток лет ее официальное название звучит намного длиннее и чопорнее: Челябинская областная универсальная научная библиотека, ЧОУНБ.

Принцип «тишина должна быть в библиотеке» давно уже не актуален, хотя многие по привычке понижают голос в читальных залах. Сегодня это не только место, где можно склониться над книгой, полистать толстый журнал или поработать над диссертацией, а еще и многопрофильный культурный центр. Здесь проходят художественные выставки, мастер-классы по всевозможным видам рукоделия, уроки иностранного языка и пластилиновой анимации, музыкальные вечера и встречи с интересными людьми — не обязательно писателями. И все это совершенно бесплатно!

От вас потребуется самая малость — записаться. Нужен паспорт и фотография 3×4, а студентам вузов и учащимся колледжей — еще и студенческий билет. Процедура займет несколько минут. Впрочем, несколько раз в год, например, на фестиваль «Библионочь», пускают и без билета.

Некоторые книги проделали долгий путь, прежде чем попасть в Челябинск

Долой стереотипы!

Если ваши дети скептически относятся к чтению и бумажным книгам в частности, экскурсия в отдел редких книг — лучший способ заинтересовать ребенка. Здесь процесс чтения превращается в особый аттракцион.

Сначала подробный инструктаж; потом выдадут белые хлопчатобумажные перчатки и треугольный ластик. Зачем, как вы думаете? Чтобы с его помощью аккуратно перелистывать страницы, а вовсе не для уничтожения пометок на полях. Кстати, рукописные замечания на полях редких изданий ни в коем случае не удаляются — это ценнейшие свидетельства бытования книги. Так что долой еще один стереотип! Но современным читателям, напомним, оставлять следы на страницах ни в коем случае нельзя — вот это уже варварство.

Кстати, раньше детей сюда особо и не пускали: редкий фонд предназначается прежде всего для научно-исследовательских целей. Исключения делались, например, для участников НОУ (Научного общества учащихся при дворце пионеров), которым для первых исследовательских работ или для подготовки к предметной олимпиаде требовались, например, дореволюционные учебники по физике, геометрии или истории. Сегодня они приводят сюда уже своих собственных детей, чтобы показать книги, которые помогли им когда-то достичь впечатляющих результатов.

Чему не учат в школе

Воспитанники лицеев и гимназий — теперь частые гости отдела редких книг. Сначала приходят с ознакомительной экскурсией вместе с классом, а потом некоторые из них возвращаются, чтобы собрать материал для работы.

— Ограничивать такую категорию, как дети, просто некорректно, потому что вырастить будущего читателя — это тоже наша задача, — уверена заведующая отделом редких книг ЧОУНБ Юлия Яхнина. — Наш принцип: «Изучая, сохранять». Где еще формировать читательскую культуру, как не у нас? К нам приходят, например, воспитанники интернатов и детских домов — для них отдел редких книг, как мини-Эрмитаж. Когда они приходят к нам на экскурсию и мы показываем им старинные издания, особенно детские книги, написанные и напечатанные в XIX веке, их глаза округляются, у них ситуация шока. А при виде книг-миниатюр (в коллекции библиотеки около 800 экземпляров миниатюрных изданий — прим. редакции ), наоборот, оживляются, говорят — «книга с ноготок».

Книги «с ноготок» всегда вызывают интерес у детей

Но и взрослые гости иногда тоже удивляются как дети. Однажды в библиотеку в рамках культурного обмена привели на экскурсию группу из восьми студентов-медиков из США. Им показали одно из сокровищ книжного фонда — первое печатное издание сочинений Гиппократа (Женева, 1657) на латинском языке в переводе Фибиа Кальва. Изумлению гостей — а их сопровождала библиотекарь американского вуза — не было предела: исторический фолиант XVII века они впервые увидели не в Америке, а в российской провинции, в Челябинске. Оторвать от книги их было невозможно: каждый хотел сделать селфи, сфотографировать книгу и даже попробовать прочесть и перевести с латыни и греческого.

Несомненный интерес у школьников, увлеченных наукой и фантастикой, вызовет «электрический» рассказ инженера В. Чикалева «Не быль, но и не выдумка», изданная в типолитографии Бабкина в 1895 году. Она рассказывает, как изменятся привычные места с распространением электричества. Например, русский ученый и изобретатель очень подробно описал устройство современной автоматизированной системы обработки читательских заказов, которая только сейчас начала внедряться в современных российских библиотеках. Забавно, что на книге можно прочесть запись, сделанную в прошлом веке: «Книга в значительной части электротехническая. Содержание устарело».

История «Оливера Твиста» из Лейпцига — настоящий исторический квест

Немного истории

Отдел редких книг открыт в пушкинский день лицея — 19 октября 1972 года, объявленного Международным годом книги. В честь этого события челябинский библиофил Юрий Аксенцев подарил библиотеке одну из редчайших книг — раннепечатное издание конца XVII века «Анфалогион» с дарственной скрепой — надписью.

С 2006 года отдел выполняет функцию Регионального центра по работе с книжными памятниками Челябинской области, с 2000 при отделе функционирует Межведомственный совет «Раритет», объединяющий крупных держателей редких книг Челябинска и области.

В фонде редких книг насчитывается более 13 тысяч экземпляров, распределенных в 23 коллекции.

Поиграем в квест?

Знакомство с фондом редких книг может превратиться в настоящий квест. Одна из жемчужин коллекции — первое издание «Оливера Твиста» Чарльза Диккенса, напечатанное в Лейпциге в 1838 году с превосходными иллюстрациями Джорджа Крукшенка. Сначала роман был издан на родине автора, а спустя 3–4 месяца немецкая фирма выкупила права на издание и тут же большим тиражом издала бестселлер. Путь на Южный Урал можно проследить по первоначальным штампам. Данный экземпляр хранился в замке Фюрстенштайн в Силезии (сейчас это территория Польши — прим. редакции). В этом имении графов Хохберг была богатейшая библиотека, а система бункеров времен Третьего рейха до сих пор тревожит умы исследователей исторических загадок и кладоискателей. В Челябинск «Оливер Твист» попал в рамках репарации после Второй мировой войны как возмещение утраченных культурных ценностей. Чем не сюжет для реферата по истории?

Когда эта книга несколько лет назад экспонировалась на тематической выставке, посвященной «трофейным» изданиям, в библиотеку на экскурсию пришла небольшая группа издателей из Австрии.

— Их изумлению не было предела: такая роскошная книга в каком-то захолустье! — рассказывает Юлия Яхнина и предлагает взглянуть еще на один том. — Нечасто в таких молодых городах, как Челябинск, можно встретить книгу в цельнокрытом пергаментном переплете. Его очень трудно отличить от свиной кожи — нужны наметанный глаз и чувствительные руки. Кстати, профессионал-редкокнижник должен обладать не только эрудицией, но и развитой интуицией, иметь хорошее зрение и обоняние. Это собрание церковных гимнов Штерлса, напечатанное в Штутгарте в 1744 году. Чем наша книга уникальна? Первыми владельцами ее были графы Штольберг-Вернигероде, которые с 1895 года получили титул князей. К 1930 году их библиотека насчитывала 95 тысяч томов. Она считалась одной из ценнейших и крупнейших библиотек Германии и даже Европы. На нашем экземпляре сохранился штамп этой библиотеки конца XIX века.

Юлия Семеновна обращает внимание на красивый готический шрифт и поясняет, что в свое время затейливые буквы служили не просто украшением, а привлекали внимание малограмотного населения — книгу можно было рассматривать, как картинку.

Ноты гимнов дописывались от руки. В книге имеется пометка — завещание первого владельца книги доктора богословия Иоганна Бахмана, уроженца Вернигероде (город в Саксонии — прим. редакции), оставившего книгу библиотеке.

Еще одну «трофейную» книгу, найденную в развалинах Кенигсберга, Публичке подарил участник Второй мировой войны. Это «Псалмы Давида в хоральном переложении», напечатанные во Франкфурте в 1612 году, раннепечатный песенник, составленный Амброзием Ламбвазером, профессором Кенигсбергского университета. Книга находилась в замковой личной библиотеке старинного рода Валленродов.

Рукописное примечание к «Артикулу воинскому» 1755 года — уже само по себе небольшой рассказ о прошлом Челябинска: «Приобретена у букиниста Кайгородова, который, будучи неграмотным, торговал книгами близ моста через реку Миасс за 25 копеек в начале 1900-х годов». Подписано «В. Протасов». Это знаменитый челябинский краевед.

Так нейтрализуется кислота, накапливающаяся с течением времени и разрушающая бумагу

Не только книги

Кстати, сейчас довольно часто выставки в отделе редких книг проводятся в расширенном формате: с 2016 года здесь действует библиогалерея. Проект «Частные собрания в ЧОУНБ» предусматривает использование в одной экспозиции редких и старинных изданий и предметов из коллекций челябинских антикваров, помогающих создать атмосферу эпохи или проиллюстрировать какую-то тему.

Например, на выставке «Ретропортрет прилежного ученика» были представлены старинные учебники и предметы для письма, похвальные листы и архивные документы, а «Красные амазонки» рассказывали о женщинах в революции. К осени готовится выставка, посвященная галантному веку.

В библиотечной лаборатории

Продолжением знакомства с книжной сокровищницей может стать визит в самый необычный отдел Челябинской областной научной библиотеки — Региональный центр консервации библиотечных фондов. Сюда попадают самые ценные книги, требующие заботливых рук реставраторов. Впрочем, корректнее использовать термин «консервация», потому что восстановить оторванный уголок старинного фолианта можно, а вот дописать утраченный текст — ни в коем случае. Это уже вмешательство в историю. Здесь находятся любопытные механизмы, с помощью которых режут бумагу, сшивают страницы, ремонтируют переплет. Некоторые из них уже сами являются памятниками — ими начали пользоваться еще в 1960-е, с момента открытия библиотеки в здании на проспекте Ленина.

Есть здесь и небольшая химическая лаборатория, где страницы хорошо поживших изданий очищаются от разрушающей бумагу кислоты, которая накапливается с течением времени. А если повезет попасть на мастер-класс, то можно увидеть, как наращивается бумага и готовится крахмально-мучной клей.

Но доступ читателей в отдел ограничен, обычно сюда попадают только с экскурсией, потому что работа сотрудников Центра консервации требует сосредоточенности и кропотливости. Ежегодно через их волшебные руки проходит около тысячи книг.

В Центре консервации библиотечных фондов оборудование середины прошлого века до сих пор исправно работает

Мнение

Интервью

Популярное