Психиатрия

Ксения Шумина

Заместитель главного редактора

На днях мировая общественность отмечала День психического здоровья. Ну или, точнее, как шутят в сети, все сокрушались, что праздновать-то львиной доле человечества нечего, особенно сейчас. Осеннее обострение плюс непростая ситуация с ковидом — шансы встретить на улице неадекватного человека есть практически у каждого челябинца. И что же делать в таком случае — бежать или куда-то звонить?

— Живу в центре города и регулярно вижу тут двоих вполне сумасшедших граждан, — рассказывает наша читательница Екатерина. — Один товарищ ходит по проспекту Ленина и громко разговаривает сам с собой на разные темы, не забывая здороваться с прохожими. В принципе, не агрессивный, но может и напугать, если подкрадется неожиданно. А на Алом Поле возле храма все лето по утрам гуляла женщина (сейчас, правда, куда-то делась): спутанные волосы, примерно такая же речь. То сама с собой ведет разговор о каких-то продавцах и продукции, то убеждает кого-то невидимого, что ничего не знает и вообще «тут не при чем». И так выглядит устрашающе, а ближе к осени стала совсем неадекватной, если, конечно, так можно выразиться в данном случае: один раз с матерными криками ринулась в мою сторону, размахивая руками, заодно выдирая собственные волосы. Я, не особо разбираясь, в чем дело, дала деру. И после этого случая задумалась: а если она так кинется на ребенка или маленькое животное, коих в парке гуляет предостаточно? Что сделает? Напугает, ударит, еще что похуже?

Вопрос ой какой не праздный. В Челябинской области на диспансерном учете с психиатрическими отклонениями в настоящий момент состоят 112 тысяч пациентов (три года назад, в 2018-м, было 118 тысяч). При этом, как рассказывал ранее нашему изданию главный врач областной клинической специализированной психоневрологической больницы № 1 Анатолий Косов, попасть в специализированное учреждение на лечение можно тремя путями.

  • Первый (и самый лучший) — добровольный. Человек приходит к участковому психиатру, тот фиксирует неблагополучие, расстройство, дает рекомендацию пролечиться — и пациент этому следует.
  • Способ второй: если гражданин агрессивен и ничего не понимает, то есть недобровольная госпитализация, на которую также существует четкий регламент. «В таком случае человека привозят в стационар, врачи его смотрят. И принимают решение о недобровольной госпитализации. После этого мы в течение 48 часов подаем документы в суд, приглашаем сюда представителя. И суд принимает решение — согласиться или не согласиться с вердиктом врачей. Если согласен, то мы человека госпитализируем и лечим», — объяснял нюансы специалист.
  • Ну, и есть отделения для принудительного лечения. Именно туда попадают больные, совершившие противоправные действия, которых суд признал невменяемыми.

При этом, возвращаясь ко второму пути, суд, кстати, может посчитать, что человек хоть и болен, но все-таки не опасен. «Примерно так на улицах появляются так называемые городские сумасшедшие, — рассказывает нашему изданию специалист, работающий в области психиатрии, пожелавший остаться неназванным. — Причем остальные домашние в таких семьях часто сами пребывают не в лучшем душевном состоянии и положительно реагируют на то, что надоедливый, бормочущий что-то под нос дядюшка долго гуляет на улице. Примерно та же история с людьми, у которых начинается деменция — они уходят, гуляют, порой теряются; и, конечно, демонстрируют всем своим внешним видом, что с ними что-то не то».

Итак, что делать, если на вашем пути возник такой человек? Пройти мимо — или все же попытаться помочь?

  • Если человек на улице явно проявляет признаки неадекватности — громкое бормотание, истерика, слезы, самоповреждение — что делать тем, кто его видит?
  • Куда звонить — в полицию или скорую?
  • Существуют ли какие-то бригады, которые выезжают, чтобы оказать таким «буйным» медицинскую помощь?

Эти вопросы редакция направила специалистам ГУ МВД по Челябинской области и представителям Минздрава.

— В случае, если человек проявляет агрессию, угрожает вам, нужно позвонить по единому номеру 112. Полиция отреагирует, — лаконично сообщили в пресс-службе ГУ МВД по Челябинской области.

— В зависимости от внешних проявлений и угрозы окружающим на сообщение могут отреагировать как представители охраны правопорядка, так и специализированные бригады медиков, в которых есть врач-психиатр, — сообщили в пресс-службе регионального Минздрава.

Иными словами, проходить мимо неадекватов все же не стоит. Звоните в полицию — а уже там совместно с медиками разберутся, куда определить психически нездорового. Только все же держите дистанцию — кто знает, что может прийти в голову тому, у кого с ней не все в порядке.

Дмитрий Тарасов, первый заместитель министра здравоохранения Челябинской области

Дмитрий Тарасов, первый заместитель министра здравоохранения Челябинской области (пост на официальной странице в социальной сети Facebook в День психического здоровья):

— У психиатра практически нет ни лабораторных, ни инструментальных методов, которые позволили бы не то что точно сказать, но хотя бы предположить наличие психического расстройства. Да и часто мы недооцениваем их предупреждения.
Речь не о радикальных состояниях, когда человек берет в руки ружье. Например, пожилой одинокий начинает забывать газ выключать, и об этом уже соседи говорят. Приходите, видите, что он беспомощен, и это может привести к трагедии в жилом доме. Врач-психиатр может госпитализировать его в психоотделение. Если человек представляет угрозу для себя и окружающих, это должно быть очевидным для всех.

За последние 20 лет в России ситуация значительно улучшилась. Но нам точно есть куда стремиться в вопросе психического благополучия. Об этом говорят и ток-шоу, и стримы в сети, и все, что происходит вокруг них.

Относительное число серьезных психических расстройств — стабильная цифра. Во всех обществах и во все времена. Я говорю о серьезных заболеваниях. А вот разные расстройства пограничного уровня могут очень варьировать в зависимости от экономической, социальной обстановки.

Те же депрессии. Примерно на 50% они участились. Виной тому полтора года пандемии. А депрессия — пограничное состояние. Число депрессивных расстройств на фоне ковида выросло. Это подтверждается и подъемом продаж антидепрессантов. Мы не в числе благополучных. Одна из причин этого — психическая неадекватность.

Это не значит, что все сумасшедшие. Но однозначно: психическое равновесие нарушено. И надо что-то делать, а то будет поздно. Если мы, сложа руки, будем сидеть и смотреть, как меняется общество не в лучшую сторону, то мы не решим проблему. Но с чего-то надо начинать.

Не бывает чужой беды. Необходимо контролировать психическое здоровье населения. Ибо оно — главный критерий благополучия общества.

Мнение

Интервью

Популярное