Животные

Мария Шумакова

Челябинские эксперты обсудили вопрос ответственного отношения к животным. За одним столом на площадке челябинского ОНФ собрались представители приютов и различных министерств — экологии, сельского хозяйства. Присутствовали и люди в погонах из МВД и прокуратуры.

Для кого закон написан?

Вопрос защиты животных волновал всех, точнее — ответственность за его исполнение. Ведь ЧП с участием животных происходят в регионе постоянно. И дело не только в тех случаях, когда на таможне задерживают машину с полным багажником черепах. Южноуральцы грешат тем, что в пылу семейной ссоры, чтобы «насолить» жене, муж швыряет с балкона ее собаку, а за задушенную курицу хозяин перерезает собаке горло.

Да если бы только это. Нередко в Челябинске орудуют и заезжие животиномучители. Горожане находят то львенка в автомобиле, то медведя в автобусе. Как со всей этой живностью быть прикажете?

Меж тем, в России уже более полугода действует федеральный закон об ответственном отношении к животным. Вот только работает он, как заметил известный челябинский ветеринар Карен Даллакян, пока только на бумаге. Где «буксует» закон — и предстояло выяснить.

Конечно же, с самого начала встречи все взгляды были устремлены на присутствующих полицейских, и им от этого было явно неловко, потому что помочь животным они, как оказалось, часто просто не в силах.

«Федеральный закон № 498 был принят и вступил в силу. Но у нас также есть закон о полиции, который диктует нам, что мы должны работать, руководствуясь уголовным кодексом и КоАП.  А в УК есть две статьи применительно к животным: ст. 245 о жестоком обращении и ст. 258 ч.1 о добыче особо ценных пород животных», — рапортовал заместитель начальника отдела — начальник нормотворческой деятельности и правового информирования ГУ МВД по Челябинской области Алексей Кузнецов.

Связываться с делами по этой статье полицейские не спешат. Ведь у животных ничего не спросишь, а хозяева всему готовы найти свои объяснения. Нелишним было бы приставить к участковому штатных ветеринаров, только на то снова нет «буквы закона».

Представитель участковых Челябинской области отвечал за своих коллег, которым первыми приходится сталкиваться  с недобросовестными хозяевами животных и активными зооволонтерами. Он также обратил внимание на «сырость» принятого закона.

Дельфины — личности, собаки — собственность?

Что делать полицейскому, если в автобусе передвижного зоопарка, что остановился в густонаселенном квартале Челябинска, на всю округу ревет запертый медведь?
Ломать частную собственность нельзя, но нужно защитить права зверя и оградить жителей от возможной опасности. Вот и выходит так, что любое действие стража порядка будет чревато новым разбирательством, которое легко может перерасти в дело о превышении должностных полномочий. Но даже если животное изъяли, что с ним следует делать потом? Это оказалось еще большим вопросом, ответа на который в законодательстве пока нет.

В других странах есть зоополиция. Мировое законотворчество дошло до того, что даже дельфины были признаны личностями, но нашему законодательству до этого еще нужно много работать. Начальник отдела организации и осуществления административного надзора Управления по делам несовершеннолетних Михаил Сомков пытался убедить собравшихся, что для начала эффективной работы по защите животных в Челябинске должен быть телефон на экстренные случаи их спасения. Вроде тех, что давно известны всем — 01,02,03. Потому как по статистике большинство зоо-ЧП случаются в выходные, когда на телефоны Министерства экологии не дозвониться.

Изъять животных на практике не могут ни сотрудники МВД, ни Минэкологии

Изъять животных на практике не могут ни сотрудники МВД, ни Минэкологии, которым, как оказалось, действующее российское законодательство о  животных часто больше сковывает руки, чем дает полномочий. Так, сотрудники министерства не могут спасать медведей, что живут при ресторанах, или хотя бы лосенка. Случай о нем тоже оказался резонансным. Это случилось в августе нынешнего года в популярном месте отдыха «Сонькина лагуна», что в Сатке. Отдыхающие заметили изможденное животное на острове. Предположительно это был новорожденный лосенок. Кто и зачем заточил его на остров, неизвестно. К моменту появления сотрудников Минэкологии животное с острова уже «испарилось», а нет лосенка — нет и проблем.

Свидетелей передачи животных, как правило, нет, да и документов животные с собой не носят, предоставляя, как это давно заведено, только уши, лапы и хвосты

Начальник отдела федерального государственного надзора Министерства экологии Челябинской области Вячеслав Халитов откровенно признался, что его ведомство может привлечь людей к ответственности только после того, как докажет, что животное было изъято из дикой природы. Потому как вся живность в лесах — достояние страны и ее собственность. Но доказать это часто бывает невозможно, ведь свидетелей передачи животных, как правило, нет, да и документов животные с собой не носят, предоставляя, как это давно заведено, только уши, лапы и хвосты.

Все животные в лесах — собственность государства, но факт изъятия из природы трудно доказать

Когда право высказаться дошло до представителей приютов и волонтеров, выяснилось, что они вовсе сплошные «уголовники», ведь ради спасения «хвостиков» часто перелезают через заборы и открывают закрытые двери, а иногда в их руках оказывается судьба государственной собственности. Владелица челябинского приюта Полина Кефер вспомнила случай с раненой косулей, которая принесла ей немало правовых проблем, ведь отсутствие злого умысла в лечении лесного зверя тоже пришлось доказать.

Зоологический диссонанс

В ходе круглого стола собравшиеся выразили согласие о совместном сотрудничестве и в очередной раз попытались найти законное решение самому злободневному зоологическому диссонансу в городе. Это, конечно, касалось ситуации с владельцем волкособа Панасенко. По подсчетам врачей, его животные покусали за два года больше 60 детей. Статистики по укушенным взрослым нет, но случаи были. Помнится, волк неприятно удивил главу региона Алексея Текслера, который решил прогуляться с семьей в городском парке. Но волк и ныне там, и управы на него нет и поныне. Можно по-разному относиться к самому владельцу этих животных, но он, кажется, учел все промахи в законодательстве, так что теперь приходится только разводить руками.

Волкособ гуляет в парке даже без намордника на законных основаниях?

Он не берет денег за представления с животными, а выставляет банки для пожертвований, значит, его нельзя привлечь за незаконное предпринимательство. Он не виновен в том, что детей часто кусают его питомцы, ведь животных он ни на кого не натравливает, а значит, злого умысла в этом нет.

Администрация парка Гагарина готова переписать все правила поведения в парке и запретить вход с животными вовсе. Только вот г-н Панасенко в парк и не ходит, облюбовал местечко в городском бору. Единственный выход в такой ситуации — благоразумие горожан, которые вправе объявить бойкот владельцу волкособа, но по разным причинам не делают этого.

Закон о животных, о котором так долго говорили в России, еще долгое время может оставаться лишь на бумаге. В нем слишком много белых пятен, пробелов и размытых формулировок. Вот и в Челябинске не нашли единого решения вопроса о том, как заставить закон работать, но точно известно, что станет лакмусовой бумажкой его эффективности: следы енота и волкособа должны исчезнуть с городских троп.

Мнение

Интервью

Популярное