Вандализм

Алиса Сынбулатова

Корреспондент

Акты вандализма — привычное дело для жителей любого города, Челябинск не исключение. Что толкает людей нанести вред чужому имуществу? Ответы нужно искать не только в области психологии, но и в особенностях городской застройки.

Разбитые окна, исписанные неприличными словами стены, сломанные почтовые ящики — наверняка многим знакома такая картина. Не где-то там на экране, в криминальных сериалах, а в родном подъезде. От рук вандалов постоянно страдают и памятники культуры, и объекты городской архитектуры.

Психологи объясняют феномен вандализма так. «Когда человек уничтожает какие-то объекты культуры, происходит глумление над прекрасным, — рассказал заведующий кафедрой Клинической психологии и социальной работы ЮУГМУ, доктор медицинских наук, доцент, главный внештатный специалист минздрава области по клинической психологии и психотерапии Алексей Атаманов. — Человек испытывает чувство, что подобное создать не может, но может достичь некой славы, признания, если уничтожит что-то прекрасное. Есть другой вид вандализма: когда художественная ценность уничтожается просто походя. Человек не представляет себе ценности того, над чем глумится. Для него это нечто, не имеющее значения. Объекты культуры выставлены на самом видном месте, и к ним проще всего применить силу. Именно поэтому особенно важно, чтобы такие объекты были под присмотром камер — к примеру, чтобы можно было видеть, кто там ходит и что делает».

Алексей Атаманов приводит примерный портрет типичного вандала с клинико-психологической точки зрения. «С большой вероятностью, тот, кто ломает объекты походя — это человек с недостаточно высоким культурным развитием. Чаще всего это „бруталы“, которым присуща эксплозивность (эксплозивность — готовность к внезапному, неадекватно сильному, взрывного характера, проявлению аффекта — прим. редакции), стремление везде утвердить свое превосходство. Другой вариант — когда человек внутренне не слишком уверен в себе, неустойчив. Такие люди часто совершают акты вандализма, чтобы утвердиться в группе. В целом же, большинство актов вандализма совершают люди в возрасте от 14 до 25 лет».

Мы также поговорили о более бытовых, ежедневных проявлениях вандализма, с которым любой горожанин может столкнуться в своем доме. «Окна и двери, в основном, ломают люди с аддиктивными проблемами или психически неуравновешенные, также те, кто находится в поле зрения участкового. Такие люди все крушат, потому что не умеют по-другому, — добавляет Алексей Атаманов. — А вот всякие нецензурные надписи в подъезде, скорее всего, оставляет младший подросток в возрасте 12–14 лет, для которого это проявление эмансипации: он написал неприличное слово и ему кажется, что он ведет себя, как взрослый. Это проходит к 15–16 годам. Такие надписи так и будут стираться, потом снова появляться, потому что подрастают новые 12-летние дети и хватаются за баллончики с черной краской».

Искусство или варварство?

«Конечно, очень хотелось бы, чтобы наши подъезды, дворы, территории общего пользования действительно воспринимались людьми как культурные объекты, — добавляет Алексей Атаманов. — Это, наверное, очень бы изменило отношение к тому месту, где они живут. И возникло бы стремление внедрять те же малые архитектурные формы в дворовых пространствах, размещать картины в подъездах. К сожалению, пока это вопрос пусть и недалекого, но будущего».

Истоки вандализма можно поискать не только в психологии. Городская архитектура — один из ключевых моментов. На эту тему проведено немало исследований. Известный пример из истории: квартал Пруитт-Айгоу в Сент-Луисе — район в США, где были созданы типовые дома для расселения бедняков. 33 одиннадцатиэтажки были построены в 50-х годах прошлого века. Всего спустя несколько лет район превратился в настоящее гетто, где не убирали мусор, не застекляли разбитые окна, повсюду распространился криминал. Спустя 20 лет после постройки все здания были снесены. Этот случай назвали крахом современной архитектуры.

У нас же сегодня большая часть населения живет в многоэтажках. В таких условиях непросто ощутить чувство собственничества, уюта. Это тоже может выплеснуться в агрессию, в том числе вандализм. «Как только появляются первые признаки вандализма, они уже, можно сказать, неостановимы, потому что уже начавшиеся разрушения формируют определенные установки поведения. Там где чисто, уютно — рука не поднимается что-то испортить, — рассказывает архитектор Андрей Ражев. — Архитектура в Челябинске сама подталкивает к этому — на мой взгляд, ее нет. Это каменные джунгли, где можно рвать и метать. Для комфорта нужно что-то вроде городских общин, городских коммун, где у людей будет возможность чувствовать, что от них что-то зависит, хотя бы на уровне двора, микрорайона. Люди, проживая в одном дворе, все друг друга знают, здороваются, и если кто-то начнет вредить, ему просто скажут: „Ты что делаешь, мы в одном подъезде же живем“. В крупных „термитниках“, как на „северке“ или в гетто под названием „Парковый“, нет даже предпосылок к таким ситуациям. Когда строился Северо-Запад — идея-то была хорошая. А вот как получилось, так получилось... Мне вот знакомый один рассказывал: „Живя в этих монотонных панельных домах, я чувствую, что начинаю загнивать, здесь нет среды“. Нужно решать это на всех уровнях: сверху и снизу, относиться к городу как дому». (Кстати, архитектор отметил, что он не против граффити — если оно выполнено красиво, в меру и в подходящем месте).

В многоэтажках сложно и решать бытовые, коммунальные вопросы, так как приходится договариваться с огромным количеством соседей. Вот такой пример из жизни: пару лет назад в нашем доме поставили новые почтовые ящики. Ответственные жильцы взяли на себя непростую миссию: раздать всем ключи. Это растянулось на несколько недель. Многие жители не хотели открывать двери даже после объяснений. Нет доверия, нет контакта. Решать общедомовые вопросы в таком случае просто невозможно.

Непросто чувствовать себя комфортно, живя в «муравейнике»

В криминологии существует «теория разбитых окон». Суть сводится примерно к следующему: если в здании есть хоть одно разбитое и не восстановленное окно, то скоро все окна в доме окажутся без стекол. То есть любое, пусть даже мелкое нарушение провоцирует на совершение других противоправных действий. Поэтому ликвидировать все последствия вандализма в своем доме нужно как можно быстрее. Как это сделать?

«Во-первых, жители должны обращаться в управляющую компанию. Во-вторых, к участковому, — пояснила руководитель юридической компании „Статера“ Ирина Трякшина. — Другое дело, что надо будет установить того, кто это сделал. Если отсутствуют видеокамеры или свидетели, то это практически нереально. С юридической точки зрения очень сложно бороться с последствиями вандализма. Да, можно написать в управляющую компанию, они обязаны провести ремонт, разобраться в ситуации. Но превентивные меры гораздо эффективнее. Можно, например, установить камеры, оградить территорию. Если жители многоквартирного дома принимают решение, что им необходимо видеонаблюдение, то они должны провести общее собрание жильцов, на котором будет утверждаться бюджет, кто будет иметь доступ к камерам, как они будут функционировать».

«Теорию разбитых окон» можно попробовать повернуть и в обратную сторону. Что, если кто-то из активных соседей сделает для дома что-то полезное? Тогда начинания могут продолжить и остальные жильцы. Пример в одном из российских городов — кто-то из жильцов повесил в лифте магнитик. Обычный, из тех, что десятками навешаны на любом среднестатическом российском холодильнике. После чего все жители начали добавлять и свои магниты, в результате, в лифте появилась целая экспозиция, придавшая уюта. Другой пример благоустройства родного дома — сделанная в подъезде доска для рисования мелом. На стену просто нанесли специальное покрытие — и готово безобидное развлечение для детей в ожидании лифта. Так что способы облагородить свой дом — есть.

«Все, что есть в подъезде — общее имущество жильцов многоквартирного дома, — добавляет Ирина Трякшина. — Чтобы что-то сделать в подъезде, необходимо это согласовать с управляющей компанией. Думаю, запрета не будет, но уведомить в любом случае нужно».

В целом, вандализм — результат многих причин: и социальных, и психологических. И психолог, и архитектор отметили — окружающая среда влияет на людей, так же, как люди на среду. Конечно, у нас в городе существуют программы по облагораживанию дворов. Но, увы, многое ложится на плечи самих жильцов. Иногда нужно просто сделать что-то вместе с соседями: покрасить стены, посадить перед подъездом цветы, поставить новую входную дверь. И самое трудное: бережно относиться к тому, что есть вокруг. Чтобы не выживать в агрессивной среде, а жить по-настоящему, с уютом и комфортом.

Мнение

Интервью

Популярное