Социальная защита

Алиса Сынбулатова

Корреспондент

В Челябинской области теперь все семьи, в которых растут дети с особенностями здоровья, будут получать единую компенсацию затрат на домашнее обучение. Раньше суммы сильно разнились — более чем в два раза. Теперь же справедливость восстановлена. Сколько к этому пришлось идти — рассказали сами родители.

— Давай покажем, как мы читаем, Тема, — мама Ирина вместе с сыном листают яркую книжку. Сейчас в школу, конечно, они не ходят — июль на дворе. Но задание на лето выполнять все же надо. У 11-летнего Артема диагноз — ДЦП. Чтобы помочь такому особенному ребенку приспособиться к нормальной жизни, необходимо много сил, терпения — а также много уроков и занятий. Часть из них проходит в специализированном центре, часть — непосредственно на дому.

Так выглядят занятия в семье Сапоговых

— Когда нам было семь лет, мы, как и все дети, пошли в школу — в 2015 году. Это был специализированный интернат. Год отходили, но потом мы поняли, что нам это не подходит, потому что там не было условий для передвижения, — рассказывает Ирина Сапогова. — Тогда мы забрали документы и выбрали семейную форму обучения. Я стала получать деньги и на них нанимать педагогов. Также мы пошли заниматься в частный центр. Кроме того, домой к нам приходят дефектолог, логопед, мы проводим ЛФК и массаж.

День у Ирины с сыном обычно насыщенный. Когда идет учебный год, Артем до обеда проводит в частном центре. После школы, вечером, у семьи дополнительные занятия — зимой это лыжи, летом — катание на роликах. Да и домашние задания никто не отменял.

— Последние три месяца мы были на дистанционке из-за коронавируса, так как наша частная школа также перешла на онлайн-обучение, — продолжает мама. Мы созванивались через Zoom с педагогами, они с детьми разговаривали, общались. У нас идут в основном простые предметы: математика, русский, рисование. И проводится много занятий на социально-бытовое ориентирование: например, почистить зубы, сходить в магазин, учиться передвигаться на коляске. И все это приходилось делать на дистанционке. Конечно, это намного сложнее, потому что ребенку также нужна социализация. Во время учебы с понедельника по пятницу — у Темы любимые дни, потому что он находится со своими сверстниками. Они ему помогают есть, ухаживают за ним.

Распорядок дня: когда выполнили задание, бумажку отрываем

Все занятия со специалистами, увы, стоят немалых денег. Однако родителям, занимающимися с детьми домашним обучением, положена компенсация затрат. История при этом вышла довольно странная. В 2014 году в России был принят новый федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС), согласно которому детей-инвалидов разделили на две категории: тех, кто начал домашнее обучение до сентября 2016 года, и тех, кто приступил к занятиям после этого срока. От программы, прописанной в стандарте, рассчитывается и объем финансирования, выплачиваемый семьям. Размер такой компенсации существенно различался: около 10 тысяч рублей для старой программы и 22 тысячи — по новому ФГОС. Тем, кто, как семья Сапоговых, начал учебу до 2016 года, перейти на новую программу было нельзя. Следовательно, получить повышенную выплату — тоже.

— Мы занимались этой историей два года, писали во все инстанции, нам приходили ответы, что это, конечно, несправедливо, но в то же время законно. Когда этот закон вышел, коммерческие центры также подняли расценки за свои услуги. И нам, конечно, пришлось сократить объем занятий. До этого Тема ходил в школу с 9 до 16 часов, потом стал ходить до часу. При этом я брала деньги из своего бюджета. 27 тысяч у меня уходит в месяц... А компенсация была только 10 тысяч, — добавляет Ирина.

Именно что «была». С нового учебного года справедливость, наконец, будет восстановлена. По решению губернатора Челябинской области Алексея Текслера, с осени родители детей-инвалидов будут получать единую компенсацию затрат на самостоятельное обучение — эти самые 22 тысячи. В этом году регион на эту цель выделит 30 млн рублей, в следующем — более 130.

По решению Алексея Текслера, теперь все семьи на домашнем обучении будут получать 22 тысячи Фото: пресс-служба губернатора Челябинской области

— Из-за такой несправедливости было большое количество обращений. Родители и общественные организации, уполномоченные по правам ребенка и человека обращались ко мне с просьбой на эту ситуацию повнимательнее посмотреть. Принято решение уравнять эти выплаты. Порядка тысячи детей у нас в регионе смогут получить повышенную компенсацию за самостоятельное обучение на дому. В развитии всех наших социальных инициатив это важное решение для семей в регионе, — прокомментировал нововведение Алексей Текслер.

Как долго к этому пришлось идти, рассказала и детский омбудсмен Челябинской области Евгения Майорова:

— Эта тема очень актуальна, и она была актуальна более пяти лет. В феврале я встречалась с родителями особых детей и первое, что они говорили — о необходимости повышения системы компенсации для детей-инвалидов, которые находятся на семейном обучении. Конечно, родителям было обидно. По сути, с принятием ФГОС само содержание программы несколько изменилось, но не в такой уж большой степени: просто стали более подробно прописаны образовательные программы, увеличился объем часов — но не в два же раза. Сейчас, к счастью, все это изменилось, причем родителями никаких дополнительных документов, заявлений подавать не нужно, весь процесс происходит автоматически.

Уполномоченный по правам ребенка в Челябинской области Евгения Майорова

— Я со своей стороны всегда говорила родителям, что несмотря на то, что я всячески лично вас поддерживаю, но у меня нет такого механизма, который бы позволил найти средства или принять такое решение, — продолжает Майорова. — Все, что я могла рекомендовать — это обращаться в суд и рассчитывать на успешное решение. Сейчас я очень рада, что больше никаких обращений в суд не нужно и справедливость восторжествовала. И мне особо ценно, что губернатор принял это решение в непростое время с точки зрения финансовых возможностей для региона. Я чувствую радость за родителей, и они мне многие писали, что наконец-то это произошло. Я очень надеюсь, что такая позиция губернатора в отношении детей с особенностями поможет таким семьям чувствовать, что в нашем регионе их поддерживают.

— Мы, конечно, очень долго ждали этого, — подтверждает мама Елена Ваганова. — Я хочу подчеркнуть, что это не какая-то дополнительная выплата на нас сверху «упала» — это просто восстановление справедливости. Сложно найти виноватых в такой ситуации — такой уж был принят закон. Так что огромное спасибо всем тем, кто помог добиться этой справедливости.

Дети с особенностями здоровьями могут и заниматься спортом

— Сегодня я с уверенностью могу сказать, что не во всех регионах есть подобная мера социальной поддержки, наша область — пример для других в реализации социальной политики, ориентированной на человека, семью, ребенка. Думаю, что здесь большая заслуга не только губернатора, но и куратора социального блока правительства Ирины Гехт! Только совместная работа команды дала такой прекрасный результат.

Перерасчета размера компенсации за самостоятельное обучение детей-инвалидов ждали тысячи южноуральских семей. Теперь размер компенсации привязан к федеральным государственным стандартам, в котором учтены урочная и внеурочная деятельность, а для семей — наконец-то осуществится возможность не только учить ребенка, но и подключить специалистов по коррекции и реабилитации, — отреагировала на новость экс-омбудсмен Челябинской области, а ныне сенатор Маргарита Павлова.

Впрочем повышение — вернее, уравнение выплат, — это лишь один шаг в комфортной жизни для деток с особенностями здоровья. Куда труднее будет создать для них полноценные образовательные центры. Некоторые мамы уверены: воспитание и обучение в классе с другими ребятами домашними уроками не заменить.

— С одной стороны, конечно хорошо, что такая выплата увеличилась более чем в 2 раза. Для родителей это большая помощь, и они долго за это боролись. С другой — у родителей должен быть выбор. Выбор между тем, чтобы воспитывать ребенка дома, нанимать ему педагогов — или отводить его на занятия в инклюзивные классы, центры, — комментирует председатель Челябинской областной общественной организации помощи детям «Открытые сердца» Елизавета Кириллова. — Это очень важный вопрос для нас сегодня. Я считаю, что ребенку необходимо обучаться вместе с другими сверстниками. Ребенок должен приспосабливаться к самостоятельной жизни, к жизни в социуме, уметь реагировать на окружающую обстановку. Должна быть постоянная социальная практика. И этого можно добиться только в специализированных центрах. Мы недавно открыли первую инклюзивную группу в детском саду. И мы наладили работу так, что даже во время самоизоляции, в онлайн-режиме продолжались занятия. И если, например, ребенок до этого не умел читать, то за время изоляции научился, раньше плохо считал — а теперь смог считать лучше. Мы хотим двигаться дальше — открыть полноценный инклюзивный центр. Когда я рассказывала родителям об этом, был огромный интерес. Но когда они узнали, сколько всего для этого нужно сделать — из 40 человек остались двое. Это крайне трудно, и это необходимо. Так что мы работаем в этом направлении.

«Я боялась, что он меня убьет, а идти было некуда»

Как в Челябинске работает центр, где спасают женщин и детей от домашнего насилия

Мнение

Интервью

Популярное