В бедноте, да не в обиде

Росстат собирается по-новому посчитать доходы населения

Андрей Ткаченко

Ты нищий или притворяешься? Живешь на одну зарплату или имеешь активы да еще и от государства всякие плюшки получаешь? Росстат озаботился проблемой подсчета по-настоящему бедного населения и решил усовершенствовать методы оценки финансового положения. Но почему-то у меня это вызывает только тревогу...

Итак, Федеральная служба государственной статистики разместила на портале госзакупок контракт на выполнение научно-исследовательской работы. Тема: «Разработка рекомендаций по совершенствованию программ и методов проведения выборочных наблюдений по социально-демографическим проблемам в целях развития системы статистических показателей, характеризующих финансовое положение и условия жизни различных целевых демографических групп населения».

Начальная цена контракта — 3,52 млн рублей. Работа должна быть выполнена к середине декабря нынешнего года.

В чем нововведение? В том, что данное исследование должно быть лонгитюдным: иначе говоря, оценивать доходы в домохозяйствах на протяжении достаточно долгого времени, по крайней мере более одного года. Это, как пояснили РБК в пресс-службе статистического ведомства, позволит получать больше информации о группах населения, недостаточно представленных в классической модели выборки и при этом значительно отличающихся по своим социально-демографическим или доходным характеристикам от средних. Это многодетные семьи, семьи, состоящие из пенсионеров, группы людей с очень высокими или очень низкими доходами, студенческие домохозяйства.

А вот детали: новая методика предполагает учет неденежных социальных трансфертов в натуральной форме. Например, как разъяснили в Росстате, это может быть продукция с молочной кухни, средства технической реабилитации для инвалидов. Как поясняет проректор Финансового университета при правительстве РФ Александр Сафонов, учет дополнительного дохода — нормальная практика. «Например, в Нидерландах доходом считается использование рабочего транспортного средства вне рабочего времени. Кроме того, появляются новые формы заработка, например, доход от криптовалюты», — конкретизирует он.

Также эксперты учтут и наличие у домохозяйств финансовых активов. «До сих пор учитывались только накопления и сбережения, в том числе размещаемые в финансово-кредитных учреждениях. Активы же, которые люди инвестировали на финансовых рынках, оказывались неучтенными», — пояснили в Росстате.

С одной стороны, вроде бы все справедливо. Сколько вы слышали историй о бабушках, жалующихся на скромную пенсию, у которых мошенники или воры внезапно доставали из-под матраса миллион рублей? Или о бедных пенсионерах, втихушку сдающих в аренду домик где-то в Черногории (на худой конец, Сочи)? Ездить на служебных машинах в нерабочее время — вообще моветон (а уж бензин сливать...).

С другой стороны — а как посчитать убыток от использования личного автомобиля для поездок на работу, м? Особенно если там платная парковка? А как прикинуть износ собственного компьютера или ноутбука, активно используемого для работы за пределами офиса (привет, удаленка)? Наконец, как оценить драгоценное личное время, которое тратится на общение в рабочих чатах в уже явно нерабочие часы? Поминутно? Или по тарифу: с 18 до 21 часов — стандарт, с 21 до 6 — в двойном размере?..

Бедность — это ведь не только заработная плата ниже медианной по региону. Бедность — это когда, чтобы к пенсии хватило на лекарства, всю жизнь приходилось откладывать на дополнительную квартиру под аренду, отказывая себе в отпуске и развлечениях. Бедность — это две работы без выходных, чтобы побыстрее погасить ипотеку. Бедность — это полное отсутствие личной жизни, потому что стресс от вечной неустроенности делает вас совершенно непривлекательными для создания семьи или худо-бедно (вот, опять) радостных отношений в свободное время (которого у вас, скорее всего, тоже нет, ведь у вас те самые две работы).

(И, разумеется, бедность — это плохие финансовые привычки, полное отсутствие желания и умения планировать свои расходы. Но тут Росстату ловить нечего — это проблема совсем другой сферы, и такой «бедняк» может иметь очень приличный доход, но при этом сидеть по уши в долгах).

И да, необходимость (не желание!) ходить на молочную кухню — тоже не признак достатка. А про трансферты в виде жизненно необходимых вещей — таких, как коляска для инвалидов — я вообще промолчу. Покупка качественного технического средства и регулярный уход за ним махом вышибет даже семью со средними доходами в категорию бедных.

Кстати, население очень живо отреагировало на инициативу Росстата. «До учета выдачи валежника — нищеброды, а после — состоятельные рантье на гособеспечении»; «Чтобы понизить процент бедных, проще всего объявить часть из них небедными»; «Нищая бабушка, живущая в однушке на Сретенке, сойдет за средний класс», — пишут пользователи в соцсетях. Народ иронизирует вовсю, и сложно с ним не согласиться, ведь черт его знает, что назовут в качестве тех самых активов и трансфертов. Никто не против, чтобы, наконец, посчитали богатых. Все волнуются, что в них запишут бедных...

Могу от себя скромно предложить Росстату очень простой способ определения бедности: если у человека после закрытия «средних по больнице» потребностей в жилье, питании, одежде, передвижении, медицине и отдыхе при наличии хотя бы одного иждивенца — ребенка или пожилого родственника — остается пустой кредитная карта и нет ни копейки сбережений, то он явно совсем не богат.

Считайте на здоровье. И, конечно, лонгитюдно.