Ограничительные меры

Ксения Шумина

Заместитель главного редактора

Театры открыты, музеи работают, но пандемия каждый день заставляет переносить или отменять мероприятия. Какие потери понесли учреждения культуры из-за вынужденного простоя, как теперь формируются фонды оплаты труда и постановочной части и будет ли в этом году новогодняя кампания? Беседуем с министром культуры Челябинской области Алексеем Бетехтиным.

— Алексей Валерьевич, как изменилось в 2020 году госзадание для южноуральских театров (в госзадание входит количество спектаклей, заполняемость залов, планируемые кассовые сборы, мероприятия — прим. редакции)?

— Существенно. Мы исходили из той практики, которая у нас сложилась в марте этого года (когда ввели жесткие ограничения и закрыли все учреждения культуры — прим. редакции). Сейчас понимаем, что не выполнено примерно 50% госзадания, и до конца года цифра будет корректироваться. Вероятно, к концу года будет не выполнено порядка 70%... Понимаете, мы ожидали, что 50% будет выполнено с тем условием, что придет осень и мероприятия начнут проходить в нормальном режиме, но пока этого не получается.

— Из-за чего? Болеют артисты, сотрудники? Зрители боятся?

— Масса затруднений. Первое, о чем хочется сказать — у зрителей явно сформировался некий психологический барьер. Идти или не идти куда-то — это серьезный вопрос, ведь поход в любое публичное место сегодня связан с определенным риском. Больше всего страдают сейчас детские театры, ведь они ориентированы на массовое посещение. Детей раньше классами и группами приводили педагоги, сейчас по понятным причинам школы этим не занимаются. Индивидуальные посещения детских театров раньше составляли порядка 10%, теперь только такая форма и есть, и мы на эти 10% и ориентируемся. Пока нас спасает то, что заполняемость залов должна быть порядка 30–35%, и вот с учетом этих ограничений они и заполняются... Также было в Челябинске несколько случаев отмены взрослых спектаклей: один — по болезни артиста, два — из-за плохого приобретения билетов.

— Не раскупили?

— Не совсем так. Дело в том, что эти спектакли были перенесены на осень с весны, и билеты были куплены еще в марте и в большем количестве, чем позволено сейчас. И театры ждали именно этого зрителя — и дополнительно на эти спектакли больше ничего не продавали. А зрители или забыли, или испугались, и билеты те сдать забыли. А новые и не продавались. В итоге зал пустой, спектакль отменен. Конечно, перед теми людьми, кто все-таки пришел, руководители театров извинились, их билеты действительны на другие спектакли. В каждом подобном случае приходится регулировать вопрос в ручном режиме, на месте. Сейчас у нас уже закончились те спектакли, которые были перенесены с весны, идет новое наполнение, новый репертуар. Премьера «Садко» в оперном недавно прошла, на аншлаге. «Макбет» в Камерном — тоже. Ну, разумеется, на том аншлаге, который сейчас разрешается.

Театры ждут зрителей, но те сами не всегда спешат на спектакли

— Залы были полными, подтверждаю. Но принцип «шахматной» рассадки при этом действительно соблюдался.

— Знаете, мы выбрали следующую тактику — все-таки не квадратно-гнездовым методом рассаживать людей, а разрешить контактную группу до пяти человек. То есть если люди пришли семьей, компанией — пожалуйста, садитесь рядом. А вот следующее место за ними уже ставится на бронь и кассир его никому не продаст. Далее кассир продает два следующих билета, потом опять бронь. Все это сделано для удобства зрителей.

— Сколько же денег потеряли театры в период простоя и продолжают терять из-за неполной рассадки?

— В общей сложности по Челябинской области из-за пандемии мы потеряли более 150 млн рублей выпадающих доходов — у театров, музеев, концертных объединений. Сколько мы потеряем еще до конца года, пока детально не понятно, но берусь предсказать цифру порядка 50 млн рублей.

— Как будут жить культурные учреждения, лишившись существенной части кассовых сборов? Особенно учитывая, что из них выплачивалась в том числе и заработная плата.

— Безусловно, 50% от тех денег, которые поступали от зрительских сборов, шли в фонды оплаты труда, в том числе на исполнение майских указов президента (о повышении зарплат работникам культуры — прим. редакции). Однако губернатор Алексей Текслер дал четкие установки: заработную плату, несмотря на пандемию и ограничительные меры, выплачиваем полностью. Другое дело, что у актеров зарплата сильно дифференцирована — она зависит от того, сколько раз ты выходил на сцену, какие роли исполнял. Сейчас, конечно, это невозможно считать по справедливости, поэтому выплачиваем, исходя из следующего принципа: взяли среднюю зарплату за прежний сезон и так и начисляем, сохраняя все надбавки. Конечно, выпадающие доходы не позволили нам сформировать фонды оплаты труда из доходной части, поэтому сейчас формируем из бюджета Челябинской области. Нагрузка большая, конечно, на бюджет, и спасибо главе региона, что нас поддерживают в этом.

Министерство культуры ежедневно связывается с учреждениями на предмет репертуара и эпидобстановки

— Давайте о хорошем. Пока театры не работали, в них шел ремонт, кое-где — капитальный.

— Да, в национальную программу «Культура» вошли финансирование и ремонт театров для детей. В Челябинской области это Молодежный театр и Областной театр кукол. Капремонт нашего Молодежного театра на средства федерального бюджета в этом году заканчивается, остались только небольшие доработки по внутренней части. До конца октября — начала ноября все завершится. И в этом же году приступили к ремонту в театре кукол. Его ждет большой апгрейд. В 2022 году по плану должны завершиться работы, но есть установка открыть театр для зрителей в 2021-м, а к 2022 году доработать то, что зрителей не касается. А пока артисты выступают на других площадках. В планах на следующий год у кукольников — четыре постановки.

Отдельно хочется отметить Магнитогорский театр драмы — самый технически сложный проект. Работы также проводились в Златоустовском театре драмы. Шло преобразование дворцов культуры, библиотек.

— А музеи сейчас как работают?

— План им, конечно, снижен, но также запускаются контактные группы до пяти человек. Залы не пустые, но социальная дистанция соблюдается. Тратятся средства на санитайзеры, сотрудники следят за масочным режимом.

У нас подтвердилось открытие двух выставок, которые были под вопросом. Было время, Минкульт РФ запретил полностью вывоз музейных ценностей; сегодня этот запрет снят. В Государственном историческом музее Южного Урала готовятся к открытию выставки «Сокровища Востока в собрании Музеев Московского Кремля». В Музее изобразительных искусств — к выставке экспонатов Третьяковской галереи. Все это уже в конце октября случится. А в Концертном зале им. Прокофьева 22 октября откроется III Музыкальный фестиваль Юрия Башмета.

 «Дебаркадер-2020» в ноябре анонсировали.

— Этот фестиваль достаточно камерный, там не слишком много людей. Поэтому да, решено его провести. Все правила безопасности будут соблюдаться — маски, социальная дистанция.

— Какие-то еще более-менее массовые мероприятия запланированы до конца года?

— Их два. Сейчас проходит «Марафон талантов», но, по сути, он проходит без зрителей — в телестудии их нет. Тем не менее, выступления коллективов можно посмотреть на ОТВ, жюри работает, конкурс идет. Второе мероприятие — «Уральские пельмени на Николу Зимнего». Пройдет за две недели до Нового года, в Парке Гагарина. Мы решили, что так как это открытое пространство, на свежем воздухе, то все меры безопасности будут соблюдены. Люди смогут купить пельмени, запастись мясом, продуктами к празднику, посмотреть культурную программу. И еще одно событие — не совсем в рамках календарного года, но финансирование идет в 2020-м — это рождественские губернаторские елки. Раньше мы проводили их в 7 муниципалитетах, куда привозили детей. В этом году было принято решение провести губернаторские елки в каждом муниципалитете. При том же количестве детей, что и было. Заняты в этой мероприятии будут четыре театра. Из соображений безопасности принято решение отменить интермедии возле елки — они будут исполняться артистами на сцене, а вот хороводов и контактных игр у детей не будет.

Новогодняя кампания в Челябинской области, несмотря на пандемию, запланирована, но правила ее изменятся

— Да, всех интересует вопрос — будет ли в этом году традиционная новогодняя кампания?

— Планируем, что будет, но тоже без интермедий. Ограничения тоже будут — если у нас раньше 600–700 детей приходили в театр драмы, то теперь будет 200–300.

— Какие проекты в этом очень непростом году вы считаете удачными?

— Ну, вот «Садко» — очень яркий спектакль. Там и работа режиссера, и художника, и осветителей — все идеально, на уровне Большого театра. Это такая яркая страница в репертуарной жизни. «Макбет» — очень интересная трактовка, классная постановка. В Молодежном успел посмотреть «Как слониха упала с неба» — это мировая премьера, впервые поставлен спектакль по этому произведению. Сложная работа по мизансценам, по художественному воплощению, пересмотреть даже хочется.

— В театре драмы, к сожалению, премьеру «Вечно живых» пришлось перенести опять на неопределенные сроки.

— Да, там актрисе больше 65 лет. И ждали-то мы его еще перед праздником Победы, потом в сентябре, и вот вроде теперь в конце октября... Но надо настраиваться на лучшее. И будут еще яркие премьеры — у нас большой постановочный план, ничего не стали отменять. Более того, уже заложили средства на постановочные расходы, театры будут обеспечены. В этом году было 50 млн рублей на все театры областные, на 2021 год — то же самое, уже точно фонд не сократится. Вообще, раньше театры сами брали деньги на постановку из собственных доходов. Приходилось для экономии «резать» качество, увы. А теперь у нас есть отдельный фонд. И мы видим, что за последние годы премьеры стали ярче, мы стали приглашать постановщиков. А вот «Слониха» та же самая в Молодежном театре была за федеральные деньги выпущена. И на следующий год театр кукол у нас федеральные деньги получит, это очень хорошо.

— Ситуация с коронавирусом тяжелая, сильно ударила в том числе и по культурной отрасли. Но ведь культура — это и есть осмысление реальности в художественных образах. Что нам даст сегодняшний трудный период?

— Искусство пластично, а нынешнее изменение мира — отличный материал для драматургов, постановщиков. Хоть спектакль на двоих делать, про семейную жизнь на удаленке, хоть масштабный проект. Есть где развернуться, не сомневаюсь, что скоро мы увидим на наших сценах постановки на эту тему. И, конечно, очень хочется надеяться, что скоро мы обо всем этом будем думать, только глядя на экран или сцену.

Мнение

Интервью

Популярное