Культура

Ксения Шумина

Заместитель главного редактора

Пьеса Эдварда Олби получила Пулитцеровскую премию «За лучшую драму» в 1994 году. В 2020 году делать тихий спектакль на троих актрис — большой риск: женская тема, конечно, на пике, но как держать внимание зрителя, уже давно пораженного визуальным безумием в матрице соцсетей?

Героиня А, героиня В, героиня С. Первая — старуха перед Альцгеймером, вторая — сиделка лет 45–50, третья — 26-летняя цветущая девушка. Дальше уже можно написать спойлер, но не будем — все же интрига в спектакле должна сохраняться. Первую героиню играет Наталья Гончарова, вторую — Ирина Смирнова, третью — Анна Солдаткина.

Три актрисы в спектакле «Манекена»

Пьеса Эдварда Олби, написанная в 1991 году и чуть позже получившая престижную Пулитцеровскую премию, стала его удачной лебединой песней: драматург вернул себе признание и уважение в театральном мире. Олби блистал в шестидесятые — пьеса «Кто боится Вирджинии Вульф?» гремела на Бродвее, а потом стала основой для одноименного фильма, где Элизабет Тейлор и Ричард Бертон в роли до смерти надоевших друг другу супругов зубодробительно раскалывают на мелкие фракции с виду счастливую молодую пару, а заодно и зрителей. Олби никогда не верил в абсолютно счастливые отношения, абсурд его миров — в том, что человек выковывает гармонию из неимоверного психологического кошмара. Пьеса «Три высокие женщины» — не исключение.

Героиня В — ей лет 45-50

Первый акт спектакля в «Манекене» словно перемещает нас в палату хорошего дома престарелых. Героиня А куксится и вспоминает веселую молодость. В ней была романтика, были непутевая сестра и строгая мать; был мужчина, из которого бы вышел неплохой порнограф-ювелир. Героини В и С раздражаются брюзжанию и капризам, но несильно: мол, чего взять со старухи. Во втором акте стреляют все припасенные драматургом ружья, и мы понимаем: перед нами история о том, как хорошо не знать своего будущего. Да и оглядываться назад надо без особых чаяний: знаете ли, надежды юности, если стряхнуть с них пыль, бывают жестоко прекрасными. Очень жестоко. Особенно если не сбылись.

Героиня А — актриса Наталья Гончарова (слева)

Три женщины на сцене — все-таки относительно редкая театральная конструкция. А вот женская тема в массовом искусстве прочно укрепляет позиции. Феминизм, движение #МеТоо, признание за женщиной права на свободу в любви и самовыражении... Обо всем этом говорят и героини, эти самые высокие женщины. Первый интимный опыт и сомнительного счастья замужество. Измены супруга и любовник на сеновале. Единственный сын, который оказался не той ориентации (актер Алексей Бутин, несколько раз появляющийся на сцене). Что выпадет в жизни обычной женщине? И надо ли знать это, пока тебе всего 26? Олби не дает прямых ответов, но, кажется, старость для него — это и есть относительное счастье. Если, конечно, за таковое принять формулу: «Счастье — это когда с тобой уже ничего не может случиться страшнее того, что было».

Героини рассказывают друг другу свои истории

Режиссер Владимир Михельсон не так давно поставил в Камерном театре «Восемь любящих женщин», очень зажигательный и доходчивый спектакль о природе добра и зла. Там на сцене тоже нет мужчин, да они и не требуются: женщина всегда сама объяснит, почему она совершила маленькую катастрофу. «Злодей в классической пьесе обычно один, и это мужчина, а тут восемь женщин, и ни одну из них нельзя назвать плохой», — говорил режиссер нашему изданию, комментируя опыт в Камерном. Ровно те же вещи транслирует нам и его новый спектакль в «Манекене». Постановка сделана с большой любовью, и актрисы, надо отдать им должное, достойно выдерживают испытание на удержание внимания зрителя. Два с половиной часа с антрактом — на почти пустой, задрапированной белым сцене. Никаких особых визуальных фишек, никаких аллюзий и массовки. Целая жизнь, прожитая тремя женщинами на глазах зрителя. Олби, наверное, был бы доволен.

Мнение

Интервью

Популярное