Камерный театр

Ксения Шумина

Заместитель главного редактора

Знаменитый режиссер, художественный руководитель пермского театра «У Моста» приехал в Челябинск со своим спектаклем «Головлевы» на фестиваль «Камерата», а до этого выпустил в Камерном театре «Мандат». Сергей Федотов рассказал нашему изданию, что такое магия и счастливые совпадения и как он встретился в Ирландии со знаменитым режиссером Мартином МакДонахом.

Как только Сергей Федотов зашел в кафе, где была назначена встреча для интервью, совершенно мистическим образом на телеэкране включился его любимый фильм «Залечь на дно в Брюгге» Мартина МакДонаха. (Отметим, что буквально через пару минут фильм исчез с экрана — там начали крутить мультики.)

Этот фильм 2007 года стал настоящей сенсацией. А через десять лет МакДонах снимет «Три билборда на границе Эббинга, Миссури», соберет массу наград, в том числе два «Оскара» и четыре «Золотых глобуса», и станет признанным во всем мире мэтром.

— Это просто мистика! Вот уже 13 лет меня сопровождает тень знаменитого ирландца, — говорит Сергей Федотов. — Первый спектакль по пьесе Мартина МакДонаха я увидел в Праге 13 лет назад. В прошлом году мы поехали в Ирландию с гастролями, нас неожиданно оказалось 13 человек. Вылетели мы в Дублин 13 февраля, а оттуда до города Голуэй шел автобус номер 13. Очень люблю цифру 13, если она выпадает, значит, обязательно будет удача. Именно на 13 марта выпал показ нашего спектакля «Калека с Инишмана» на фестивале «Золотая Маска». Ну и, конечно, мы ехали в 13-м вагоне. И именно из-за этого я точно знал, что «Маску» мы получим. И мы ее получили.

Сергей Федотов в Челябинском Камерном театре

— Какой спектакль МакДонаха вы увидели в Праге?

— Это был «Сиротливый запад». С первой же минуты я почувствовал, что МакДонах именно тот автор, которого я искал всю жизнь. Я сразу понял, что он гений. Его персонажи невероятны, его истории потрясающие, его мир втягивает тебя, как в магическую воронку, тебе становится трудно дышать, ты не видишь окружающих, ты смеешься и плачешь одновременно. А в конце спектакля испытываешь катарсис, который долго тебя не отпускает. Еще во время спектакля я понял, что должен немедленно это поставить. Я достал в этом театре экземпляр пьесы на чешском языке, мой сценограф с кем-то договорился, чтобы нам тайно его передали... в общем, можно сказать, что мы его почти выкрали. Пока ехал в Россию, перевел текст с чешского на русский, и буквально за три недели мы выпустили в Перми спектакль. До нас МакДонаха в России никто не ставил. Причем в процессе работы мы обнаружили, что пьеса Мартина «Королева красоты из Линэна» три года назад была напечатана в журнале «Современная драматургия». Но ее никто не заметил. Поэтому наш спектакль стал настоящей театральной бомбой, нас окрестили первооткрывателями, и после этого многие бросились ставить МакДонаха. А я поехал в путешествие по Ирландии.

Шансов на то, что я встречусь с МакДонахом в Ирландии, был один на миллиард! Ведь он родился и постоянно живет в Лондоне, а сейчас практически все время обитает в Голливуде, снимает фильмы, на родине своих предков бывает раз в год. Я прилетел в город Голуэй на встречу с Патриком Лонерганом — автором книги о МакДонахе, чтобы обсудить некоторые вопросы по ее изданию в России. После беседы с Патриком пошел к себе в отель. Проходя мимо одного из пабов, вдруг увидел, как из дверей выходит... МакДонах! Я опешил, но не растерялся и сказал ему: «Привет, Мартин!». Он обернулся и ответил: «Привет, а ты кто?». «Я Сергей Федотов». Он воскликнул: «А, Пермь! Фестиваль в России! Я много слышал про театр „У Моста“. Видел спектакли в записи, они мне очень нравятся. Спасибо, что ты ставишь мои пьесы! Я приеду в Пермь, хочу посмотреть спектакли. Особенно хочу увидеть „Безрукого из Спокэна“, ведь в Европе я еще не дал разрешения на постановку. Только на Бродвее, и вот в России — тебе. Как ты додумался до такой сумасшедшей идеи: сделать фестиваль моих пьес? Это же полное сумасшествие!».

Мы с ним проболтали полчаса, и он ни разу не спросил меня, как это я вдруг оказался в Ирландии? Прощаясь, я попросил его сфотографироваться вместе, поскольку иначе никто бы не поверил, что мы с ним встретились. Я считаю эту встречу мистическим знаком Судьбы, поскольку никто не мог знать, что МакДонах приедет в Ирландию, да еще в город Голуэй именно в тот день, когда приехал я. Хотя меня это особо и не удивило, поскольку со мной постоянно случаются подобные вещи.

Сцена на репетиции спектакля «Мандат» в Камерном театре

— Когда ставите классику, вы принципиально не переносите действие в современность?

— Я никогда не осовремениваю классику. Художественный мир автора — это святое. Категорически не приемлю переноса действия в наши дни, что сейчас делается повсеместно, потому что очень модно. Когда я выбираю пьесу к постановке, сначала тщательно изучаю автора, выявляю его уникальность, ищу особую природу чувств. Мы с артистами читаем другие его произведения, научные работы, изучаем эпоху и условия жизни героев, смотрим множество фильмов, живопись и скульптуру того времени. Только после досконального изучения различных материалов начинаются практические репетиции. Но опять же мы не сразу подходим к тексту, сначала «медитируем», фантазируем, как бы переносимся на машине времени в ту эпоху, а потом уже начинаем читать текст. Но на читках также продолжается «медитация», актеры по очереди читают пьесу от лица разных персонажей, и я внимательно слушаю, когда кто-нибудь из них попадет в то особое измерение данного автора.

Хороший спектакль — это магический круг. Репетирую я свои спектакли абсолютно не по правилам. Некоторые сцены ко мне приходят во сне, и тогда я могу поставить спектакль буквально за три-четыре дня. А бывает, что мы очень долго ищем нужный тон, мучаемся, шаманим, колдуем и никак не можем услышать «голос» автора.

— Как вы начали сотрудничать с Челябинским Камерным театром?

— Первый раз мы приехали в Челябинск в 1990 году, на фестиваль «Театральные опыты» со спектаклем «Зверь». На следующий год привезли «Женитьбу». Потом неоднократно участвовали в «Камерате» и «Человеке театра». После первого же фестиваля меня пригласил Алексей Пелымский в Камерный поставить «Игроков» Гоголя (спектакль уже 17 лет идет в репертуаре — прим. редакции). В этом театре я нашел единомышленников, артистов которые хотят постичь что-то новое. Которые могут учиться и менять себя. Например, Михаил Яковлев (заслуженный артист России — прим. редакции), это такой вечный двигатель, Виктор Нагдасев (заслуженный артист России, один из ветеранов Камерного театра — прим. редакции), Игорь Миногин, Роман Устинов. В общем, это был такой счастливый момент совпадения наших желаний и возможностей. Мы прозвали нашу команду «гусары» и с удовольствием сочинили яркий «гусарский» спектакль.

Спектакль «Красавица из Линэна» в Челябинском Камерном театре

А потом была «Красавица из Линэна». Тоже прекрасный опыт. Елена Мальцева и Мария Беляева потрясающе чувствуют МакДонаха, они так пронзительно играют мать и дочь, что после спектакля зрители плачут. Я всегда стараюсь создать атмосферу единомышленников, команды. Иначе спектакль сделать не смогу. Чтобы получилось что-то значительное, артист должен выложиться полностью, тратиться, найти путь к своему подсознанию и открыть в себе что-то новое. Перед премьерой «Мандата» мы практически жили в театре, репетировали по 8-10 часов. Бывало, что в день делали по три прогона целого спектакля. Это возможно сделать, только работая в команде. В Камерном театре есть такие артисты — они не трясут каждый час режиссера, напоминая, что время репетиции давно истекло. Поэтому «Мандат» получился. Я доволен результатом. Я поставил более 250 спектаклей и никогда не выпускал их, не добившись полной доскональности. Во всем. В декорации, музыке, костюмах, игре актеров. Я максималист, со мной нелегко. Но я всегда отвечаю за то, что делаю. Поэтому «Мандат» такой.

Репетиция спектакля «Мандат»

— А когда к вам в театр приходит новый человек, новый артист, как идет работа?

— Мечтающие попасть в нашу труппу обычно, прослышав об оригинальном театре, приезжают попробоваться отовсюду — «летят на огонек». Кастингов не провожу, даю шанс каждому. Актеры как дети: живут эмоциями, но актерский талант — это, прежде всего, умение трудиться. Только в непрестанном труде талант может раскрыться. В труде и вере. Служение театру требует от человека жертвенности, однако служить театру необходимо весело и с радостью. Мой девиз: на работу ходить, как на праздник, и ему следуют все, кто со мной работает. Иначе наш напряженный график выдержать невозможно. А кто не может, кто «раскачивает лодку», — уходит. Остаются лишь близкие по духу и по крови.

В театре «У Моста» артист — царь и бог: все для него и ради него. Тренинги и специальные занятия помогают актерам развивать профессиональные и личностные качества. Мы приглашаем уникальных зарубежных педагогов и режиссеров. В свое время у нас поставил спектакль «Запах» гениальный польский режиссер Кшиштоф Занусси. Неоднократно проводили семинары мастера из Франции, Польши и Чехии... Наш театр — сложнейший механизм, в котором всем руководит режиссер, «умирающий» в артисте, но реализующий через артиста свои замыслы. Я никогда не даю ролей, похожих на прежние, каждая новая — «на сопротивление»: прямо противоположная предыдущей. Когда работаю с артистами, не загоняю их в рамки какой-то определенной концепции. Мне интересно здесь и сейчас колдовать, шаманить, сочинять вместе с ними. Актеры импровизируют, играют этюды, а я размышляю. В результате получается нечто такое, что мы придумали вместе и о чем, приступая к репетициям, даже и не помышляли!

Сергей Федотов и актриса Елена Мальцева в Челябинском Камерном театре

— Про ваши мастер-классы по системе Михаила Чехова ходят легенды.

— Общепризнано, что у спектакля должна быть атмосфера, но, к сожалению, в наше время мало кто умеет создавать ее на сцене. Хотя еще Михаил Чехов писал, что спектакль без атмосферы — это все равно что человек без души. Все это признают, но как наполнить сцену атмосферой, знают немногие. Ни музыка, ни свет, ни звуковые эффекты не могут сами излучать атмосферу. Атмосферу создает живой актер, от него должно идти «излучение». Для того чтобы открыть в артистах их внутренние резервы, научить пользоваться своим подсознанием, чувствовать и направлять в цель свою энергию, я и занимаюсь актерскими тренингами. Комплекс упражнений, этюдов, импровизаций направлен на то, чтобы актер освободился, открыл свое внутреннее «я» и начал творить.

Чаще всего в театральных школах учат тому, как надо играть. Михаил Чехов говорил, что во время обучения главное не научить играть, а освободить актера, чтобы он нашел свою индивидуальность, заговорил своим голосом, почувствовал свою уникальность. На мой взгляд, главная цель тренингов и заключается в освобождении актеров от штампов, комплексов, зажимов и прочего. Я помогаю актеру подключить воображение, выйти на свое подсознание, и это помогает ему в создании образа, перевоплощении в другого человека.

Спектакль «Головлевы» на фестивале «Камерата»

— В чем причины и залог успеха — вашего лично и вашего театра?

— Главный залог успеха — невероятная трудоспособность. Я не боюсь никакой работы: в своем театре могу быть и сантехником, и уборщиком, и маляром, и плотником, я все умею делать своими руками. Профессия художественного руководителя не подразумевает отпуска. У меня с момента рождения моего театра уже 30 лет нет выходных. Даже если я не в театре, мозг мой работает непрерывно — и днем, и ночью, его невозможно «выключить». И даже ночью во сне я репетирую, придумываю и сочиняю новые спектакли. Выдерживать такой нечеловеческий ритм мне помогает моя уникальная система тренинга, которую я разработал на основе системы Михаила Чехова. Я умею черпать энергию из космоса, быстро восстанавливать силы и делать вещи, невозможные для других людей. И своих артистов я учу заряжаться энергией и заряжать ею зрителей. Каждый, кто попадает в мое энергетическое поле, сам становится способен эту энергию принимать и отдавать.

Мнение

Интервью

Популярное