«Камерата»

Ксения Шумина

Заместитель главного редактора

Четырнадцать спектаклей, десять городов — с 17 по 23 октября в Челябинске проходит очередной международный театральный фестиваль. «Челябинский обзор» побывал на трех спектаклях. Это срез того, чем живут и дышат театральная жизнь, драматургия и люди, которые быстрее и тоньше всего чувствуют нюансы малейших перемен и запросов общества.

#MeeToo и работа с травмой

Пьеса Марии Огневой «За белым кроликом» основана на реальных событиях, которые не могут не ужаснуть — это изнасилование и убийство двух молодых девушек. Текст попал в шорт-лист фестиваля молодой драматургии «Любимовка» в 2018 году, и вскоре его заметил и поставил русский драмтеатр в Стерлитамаке.

В спектакле «За белым кроликом» описан личный опыт драматурга

Кролик тут — не белый, а девушки в кукольных платьях — вовсе на Алисы. Но их жизнь, их опыт — это бесконечное падение в метафорическую нору. Как и жизнь матерей, чья единственная цель теперь — засадить за решетку убийцу своих девочек. Как путь подруги Ольги, которая только к 30 годам осознала, что жить, мучаясь виной за то, в чем на самом деле не виновата, совсем не выход.

Пьеса «За белым кроликом» была в шорт-листе «Любимовки»

В спектакле четко прослеживается женская тема — умеренный феминизм, борьба против объективации, против насилия — сексуального, психологического, какого угодно. Кроме того, это и своеобразный сеанс терапии: невозможно подстелить соломку под все жизненные обстоятельства, как бы говорит нам автор. Невозможно устроить, создать свою судьбу, обернувшись в кокон и ничем не рискуя. Вроде старая прописная истина, но зато какая современная и вполне увлекательная форма.

Работа с травмой — одна из тем спектакля театра из Стерлитамака

Семейный триллер, или Иуды среди нас

Произведение Салтыкова-Щедрина «Господа Головлевы» не нуждается в представлении. Это настоящая мистическая драма, мрачная история, которую впечатлительным людям лучше, пожалуй, не читать на ночь.

Мистики в спектакле «Головлевы» предостаточно

Постановщик, худрук знаменитого пермского театра «У Моста» Сергей Федотов делает действо более чем зловещим, щедро снабжая его визитами покойников и воплями главной героини Арины Петровны, от которых у зрителей в зале стынут жилы. И тем не менее, ядро спектакля — это конфликт внутри обычной семьи; совершенно рядовая, бытовая почти история (недаром же из названия исчезло слово «господа»). О том, как один человек способен выпить кровь из всех родственников, не пощадив ни родную мать, ни братьев, ни собственных сыновей. И даже не ради денег, нет, ради какой-то высшей идеи — ее сложно объяснить, но очень хорошо чувствуешь кожей, по которой идет мороз. Есть ли сегодня такие Иудушки среди нас? Да в каждом подъезде.

Иудушка Головлев — персонаж страшный и при этом вечный

Это более чем современная история, но Федотов принципиально не переносит действие в наши дни. Зато отлично воссоздает тяжелую, темную атмосферу старого помещичьего имения: потертое дерево, лампадки и свечи, громоздкая мебель. А актеры с большим мастерством и явно с удовольствием играют на том самом русском языке, который сейчас только в книгах и остался, но по которому так скучает начитанный человек: обороты, интонации, словечки.

«Головлевы» — спектакль не для слабонервных

Спектакль идет почти три часа, но время не ощущается. Оно словно заземляется и образует некое внутреннее пространство, которое неслышно, как невидимый кокон, следует за зрителем и после финальных аплодисментов. Большое произведение, большой жанр, большой размах — тяжеловесно, достоверно и впечатляюще.

Записки сумасшедшего в доме престарелых

Театральный фестиваль без моноспектакля — как тост без вина (который, в свою очередь, как брачная ночь без невесты, говорится в одном известном фильме). На нынешней «Камерате» моноформы представлены Санкт-Петербургским центром ненормативной пластики и питерским же артистом Олегом Алмазовым. Мы побывали на первом спектакле.

Спектакль «Сибирь»

Артист Сергей Азеев (которому, к слову, всего 30 лет) играет отставного военного, помещенного после перелома шейки бедра в дом престарелых сыном и невесткой. Несчастный старик сравнивает пребывание там с лагерем в Сибири, в котором оказался после Второй мировой войны. Он сходит с ума, как все пожилые люди, оказавшиеся в изоляции наедине с близкой смертью. И понимает, что жизнь — всегда вынужденная война: с врагом, с близкими, с самим собой.

Пьесу-монолог современного австрийского драматурга Феликса Миттерера часто сравнивают с «Записками сумасшедшего» Гоголя — и небезосновательно. Это тяжелый и мучительный текст, и большое спасибо постановщику Роману Кагановичу, что сделал спектакль коротким — чуть больше одного часа. Не знаем, получилось ли это специально или нет, но кроме вечных страха смерти и неизбежной горечи от ее близости, «Сибирь» отрабатывает еще и крайне важную для современной России и относительно недавно вышедшую в широкую повестку тему — экономической и социальной подоплеки роста продолжительности жизни: деменция, доступность домов престарелых, сдвиги этических норм и так далее.

Актер Сергей Азеев

Что касается актерской игры (самого важного элемента в любом моноспектакле), то Сергей Азеев играет так хорошо, что целый час нормальному зрителю очень плохо. Наверное, так и было задумано.

Слово эксперту

Павел Руднев

Павел Руднев, театральный критик, доцент Школы-студии МХАТ и ГИТИС:

— Во второй день фестиваля были показаны сразу два спектакля по современным российским пьесам — «За белым кроликом» и «Как я простил прапорщика Кувшинова». И они примерно об одном. С одной стороны, о необходимости принятия жизни в ее сложном формате; бесстрашии жить, несмотря на неприглядность нашего бытия. С другой стороны — это, конечно, мысль следующая: мы живем в век насилия, и молодые художники пытаются это насилие разыскать даже там, где мы его не чувствуем, вернее, там, где мы к нему уже привыкли — к гендерному насилию, например. Думаю, что это обжигающая современная тема, и в российском искусстве, наряду с западным, она, безусловно, присутствует.

Сейчас мы посмотрели «Сибирь» — спектакль о том, что жизнь есть вечный бунт, и ты всегда будешь в этой реальности солдатом, на войне ты или нет. Это спектакль о праве человека на бунт и на необходимость бунтовать — иначе ты не выживешь, не сохранишься как личность.

А вот первый спектакль фестиваля («Вахтангов_Чехов. docx» Санкт-Петербургского городского театра — прим. редакции) был по-настоящему очаровательным. Там была замечательная обнадеживающая мысль — из какого же сора вырастает настоящее искусство. Мы видим людей, которые еще не стали великими режиссерами, деятелями — они еще такие слабые все, нежные, как одуванчики. Нет ни уверенности в себе, ни опыта, ни ремесла, зато есть куча провалов и ошибок. Но в этом спектакле есть атмосфера, в которой вырастает нечто значительное, из ошибок накапливаются шедевры. Никто из тех мэтров, которым мы сегодня ставим памятники, не жил комфортно по молодости. Это постановка о необходимости бесконечного доверия молодым — мне кажется, это сегодня очень важно.

P.S. «Камерата» идет до 23 октября.

Мнение

Интервью

Популярное