Благотворительность

Мария Филатова

Евгений Косовских — ветеринар, фельдшер, основатель «Другой медицины». В Челябинске он известен как доктор Женя, бесплатно оказывающий первую доврачебную помощь бездомным. По случаю Международного дня врача «Челябинский обзор» пообщался с Евгением и узнал, как создавался проект, перевернувший жизнь людей с улиц.

— Насколько мне известно, изначально вы учились на ветеринара. Как так вышло, что ветврач стал лечить людей, не имея необходимого образования?

— Да, первое мое образование — ветврач, я проработал 10 лет ветеринарным хирургом, потом начал заниматься бездомными, пошел в медколледж, закончил в 2019 году среднее образование и стал фельдшером. Еще я учился в институте на управленца, но его не стал заканчивать, понял, что это не мое.

— Как вы решили лечить бездомных, что подтолкнуло вас помогать им?

— У меня семья сама по себе всегда помогала. У нас был открытый дом, куда приходили все со своими проблемами. А когда я был ветврачом, например, к нам заходили иногда бездомные через запасной выход, мы им давали чай. Ветврачи, это, наверное, самые добрые люди (смеется) — из медицинских профессий, я имею ввиду. У них больше сострадания, несмотря на то, что работают с животными.

Также у меня во дворе жили бездомные, они подходили ко мне, и я в подъезде делал им перевязки. Общался с Доктором Лизой (Елизавета Глинка — общественный деятель, правозащитник, основатель организации «Справедливая помощь, погибла в авиакатастрофе в 2016 году — прим. редакции), которая стала одним из авторитетов для меня. Когда она ушла, я понял, что нужно что-то делать, что-то по-своему.

— Расскажите про ваш проект «Другая медицина». Как к вам пришла идея создания благотворительного проекта?

— Как-то мы с сестрой двоюродной сидели за столом, я говорю, что сердце прям просится: «Хочу заниматься бездомными». Она говорит, надо как-то назвать, а я говорю, что как-то с медициной должно быть связано. Родилось название «Другая медицина».

Потом начал смотреть места, где помогают бездомным. Вообще я в Челябинске живу 6-7 лет, когда приехал, не знал вообще, где и что находится. Загуглил — и для меня это был неизвестный мир, я много узнал, что есть «Автобус жизни», «Ночлежка» в Петербурге. Но это все социальная служба, медицинской службы нет как таковой в России (благотворительных медицинских фондов для нуждающихся — прим. редакции). Я понял, что как раз нужно сделать профилактику, чтобы они (бездомные) не попадали в наши больницы, где и так работы хватает. Просто эта система не на стороне человека. Я об этом говорил в Минздраве, они меня поддерживают в этом плане, нам говорят, лучше делать хоть какую-то помощь, чем никакую не делать.

Первый год людям, нашим пациентам, было как-то все равно — то есть они живут, день доживают, и уже хорошо. Постоянно были ожоги, обморожения. В каждый выезд с обмороженных стоп мы снимали носки вместе с почерневшими пальцами, даже ампутировать не приходилось. И личинок мух из ран доставали, и осматривали прямо под трубами. И тогда я начал спрашивать, как у бездомных здоровье, как прошла неделя. Они начали отслеживать, начали замечать, как у них прошла неделя, чтобы мне потом рассказать. Они стали аккуратны, перестали засыпать возле костра, на трубах не сильно стали прижиматься, стали о себе заботиться. И буквально через два года ожоги и вот это все снизилось на самом деле.

— Вот вы решили создать благотворительный проект, как состоялась ваша первая встреча?

— Когда первый раз приехал кормить бездомных, это было так забавно. Они стоят, я говорю, кому-то надо бинт, зеленку, а они на меня посмотрели и дальше стоят. «Может, кому-то что-то перевязать?» Они говорят, сколько стоит, я говорю — бесплатно. Ой, бесплатно вообще не надо. Я спрашиваю, что случилось. Они начинают говорить про партию, что мы от депутатов, пофоткаем, уедем и забудем. В итоге никто не подошел.

В следующую субботу я опять приехал, уже они одного побитого принесли, разрешили посмотреть у него ухо. Для меня это так было смешно, но для них, я сейчас понимаю, это было важно. И все, обвязал ухо, они оценили работу и по сарафанному радио рассказали обо мне. И это все люди за три года наработки (показывает нам с фотографом на пациентов, пришедших на встречу — прим. редакции). У нас было еще две точки, но там уже все отработано, бездомных там уже нет. Эта точка уже тоже почти доработана, бездомные не курят, не ругаются, не быдлят, а уже вежливо с нами общаются. Они социально готовы, поняли, что их мир любит, что бояться ничего не надо, можно спокойно жить.

Евгений называет бездомных своими подопечными

— Как бездомные узнают о том, куда и когда вы приедете?

— По сарафанному радио между собой передают. И когда к ним приходит новый человек уличный, они его сразу ведут к нам на осмотр. И мы тут пытаемся, пока он еще не прижился на улице, помочь ему восстановиться.

— Вы оказываете не только медицинскую поддержку своим подопечным, но и приносите одежду, еду. Где вы берете на необходимые нужды средства?

— Я устроился на третью дополнительную работу, стал делать массажи и брать частные вызовы по собакам и кошкам, бегал с капельницами, шел в больницу волонтерить, оттуда выпрашивал бинты и так далее. Ездил в Европу по обмену опытом и оттуда тащил чемодан с самоклеющимися бинтами и огромным перевесом. Сейчас это можно говорить — тогда не надо было, а сейчас можно (смеется). Все говорили мне, бомжи, ну это так стремно, Жень, устройся к нам в отделение санитаром, потом медбратом. Я говорил, нет, ребят, а кто им еще поможет? И все так смотрели, все считали, что это мое временное увлечение. И когда уже прошел год, когда появились результаты, настала еще эпоха СМИ у нас, когда уже BBC приехали и сняли, они (сотрудники больницы — прим. редакции) это увидели и сказали, так, Жень, что тебе надо? Термометр у нас есть, бинт эластичный, губка, ватка, щетка — бери.

Затем я сделал свою группу ВКонтакте, стал делиться историями, и понял, что люди, как и я, мы не понимаем, как бездомные живут. Мы вот себе представляем, что этот человек, который жил дорого-богато, ему все надоело, он стал бухать и ушел на улицу жить от хорошей жизни. А на самом деле все по-другому, большинство людей, которые живут на улице, оказались там по причине нерешенных семейных конфликтов либо других проблем. А тех, кто сам захотел уйти на улицу, всего 3 процента из 100. Когда я стал писать об их жизни, люди начали подключаться, пошел бешеный бум. Я не знал, что у нас столько добрых людей, правда. И у нас пошла огромная помощь, не финансовая, приезжали люди, везли если надо в больницу бездомных, помогали оформить инвалидность, находили близких, кто не в курсе, что их родственник живет на улице. Люди стали подключаться, им стало интересно. И я понял, что «Другая медицина» не для бездомных, а для домашних людей, потому что она меняет сознание людей в добрую, хорошую, благотворительную сторону.

А сейчас у нас в основном закупка идет за счет грантов. Мы выиграли президентский грант, потом написали второй грант по коронавирусу на 3 млн рублей и его выиграли. Сейчас грант губернатора планируем сделать.

«Другая медицина» предоставляет бездомным одежду на каждый сезон

— В вашей группе ВКонтакте сказано, что вы открываете кабинет приема пациентов, то есть теперь принимать нуждающихся будете не на улице?

— Все, что я делаю, это все первое в России. У нас скоро будет первый стоматологический кабинет для бездомных людей. Там будет проходить осмотр, будут приходить студенты-медики, которые учатся на стоматологическом факультете, которым нельзя в больницах «лазить в рот». Также будет профессор приезжать, он будет студентам показывать наглядно, проводить осмотр. А когда будет экстренно нужна помощь, удаление зуба, например, то мы договорились с одной частной клиникой, что привозим бездомного туда, а там уже это все удаляют — где есть лицензия, где есть стерильность и так далее.

— А кто будет платить этой частной клинике?

— Они бесплатно будут предоставлять мощности. Это будет в вечернее время, когда уже нет записей, чтобы можно было еще раз помыть, простерилизовать кабинет.

— У вас есть лицензия на врачебную деятельность, ваша деятельность легальна?

— Мы зарегистрированы как организация. Лицензию пока мы не можем получить, потому что у нас нет деятельности «Уличная медицина» в РФ, то есть мы не подходим ни под какие стандарты, ни под скорую помощь и так далее. Поэтому я сейчас бьюсь над законопроектом о легализации уличной медицины. У нас волонтер уже встречалась с президентом Владимиром Путиным, уже на эту тему разговаривали. Затем Правительство России запросило у нас разработку законопроекта. Друзья-юристы из Новосибирска помогли нам разработать этот проект, мы его отправили, но все зависло на полгода, поэтому ждем и ездим пока так.

— Я увидела на вашей странице ВКонтакте пост про бездомных, которые попали в тюрьму. Вы продолжаете контактировать с ними и помогать, несмотря на решетки?

— Мы передаем передачи: трусы, носки, средства личной гигиены, то есть мы обязательно поддерживаем такого человека. А кто ему еще поможет? Нельзя так человека приучить, а потом бросить, так даже с животными сейчас не поступают, а с людьми тем более не надо. Да, он бездомный, но это не говорит о том, что он не человек.

Доктор Женя продолжает заботиться о своих подопечным и за пределами Челябинска

— Расскажите, как вы работаете в условиях пандемии?

— Нас попросили не выезжать в марте к бездомным. А как к ним не приезжать, если у нас домашние не могли в период пандемии в поликлиники попасть, а бездомным-то и вовсе вход закрыт. Они спрашивают, что мы будем есть? 

Температуру мы им замеряли, выставляли социальную дистанцию между ними, раздавали тушенку. Нам помогли договориться с социальной столовой на бесплатные горячие обеды для подопечных.

— Есть ли зараженные коронавирусной инфекцией бездомные люди? Если да, то как их лечат, если больницы, как вы говорите, не принимают их?

— Мы такой диагноз не можем же поставить без КТ (компьютерная томография — прим. редакции). У нас было подозрение — мы вызвали скорую помощь, приехала бригада, увезли его на КТ, оказалось, что там была пневмония с выпотом в грудную полость. Его сразу увезли в хирургию, откачали всю жидкость, спасли человека. Коронавируса у него не было.

Если у нас есть какие-то подозрения — температура, обоняние пропадает — то, конечно, мы через скорую помощь это делаем.

— «Другая медицина» — ваша основная работа, или же это больше занятие для души, благотворительный проект?

— Сейчас да, работа. Я как директор оформлен по трудовой книжке уже. Дохода пока не получаю.

— Вы анонсировали в вашей группе ВКонтакте старт проекта «Школа здоровья», что она из себя представляет?

— «Школа здоровья» рассчитана на освоение практических навыков для повышения медицинской грамотности. Умение определять первые симптомы при неотложных состояниях; основы гигиены, хранения лекарственных средств, основы ухода за лежачими людьми и так далее. Занятия будут проводиться в группах по 15 человек, всего будет проведено 7 занятий для каждой группы. Школа абсолютно бесплатная. Еще планируем бесплатно проводить йогу для всех желающих по выходным.

Все песни только о любви

«Сердце нараспашку»: в Челябинске состоялся очередной благотворительный спектакль

«10 добрых дел»: новый старт!

Сахарный баланс

«Челябинский обзор» продолжает серию публикаций совместно с «Русфондом»

Победить опасный сахар

«Челябинский обзор» продолжает серию публикаций совместно с Русфондом

Услышать маму

«Челябинский обзор» продолжает серию публикаций совместно с «Русфондом»

Обрести почву под ногами

«Челябинский обзор» продолжает серию публикаций совместно с «Русфондом»

Тот самый Горин

В Челябинске прошел благотворительный спектакль, созданный по мотивам знаменитой пьесы о бароне Мюнхгаузене

Победить хромоту

«Челябинский обзор» продолжает серию публикация совместно с Русфондом

Сотворившие добро

В Челябинске прошел четвертый благотворительный фестиваль «10 добрых дел»

«10 добрых дел» — это не предел

18 августа в Челябинске пройдет четвертый областной благотворительный фестиваль

Лови солнце, ветер и любовь

В Челябинске прошли благотворительные спектакли Константина Хабенского «Поколение Маугли»

Театр — это «Навсегда»

В Челябинске прошел благотворительный спектакль с участием известных чиновников, предпринимателей и общественных деятелей города и области

Мнение

Интервью

Популярное