Библиотеки

Алиса Сынбулатова

Корреспондент

Рейтинг «для взрослых» добрался до литературы. Минкульт России выпустил приказ: библиотеки должны ограничить доступ несовершеннолетних читателей к книгам с маркировкой 18+. А если какие-то произведения — часть школьной программы? А как быть с мировыми шедеврами? Как отреагировали на это в самих библиотеках? У «Челябинского обзора» возникла уйма вопросов.

Наше издание уже рассказывало о том, что детям в школе задают странные списки литературы — ну что может понять пятиклассник в истории Онегина и Татьяны? Или как продраться через гекзаметры «Илиады» и «Одиссеи», которые и все студенты-то не могут осилить? Вопрос, касающийся рейтингов книг и их доступности школьникам, вновь оказался в центре внимания.

Министерство культуры России выпустило приказ, согласно которому, цитируем: «Библиотеки, посетителями и (или) пользователями которых являются лица, не достигшие восемнадцатилетнего возраста, в своих помещениях и на территориях библиотек обязаны создать условия, обеспечивающие недоступность для детей размещения информационной продукции, содержащей маркировку „18+“ или текстовым предупреждением „Запрещено для детей“».

Сразу возникает немало вопросов — к чему такие меры? Неужели дети часто берут не положенную им по возрасту литературу? Что делать с классическими изданиями, выпускавшимися без плашек? Хотя ранее на федеральном уровне заявляли, что классику маркировка тронуть не должна.

«Порой доходит до абсурда, когда, например, ограничение „16+“ и „18+“ ставится на произведения из школьной программы. Тем самым дети фактически лишены возможности читать и смотреть произведения отечественной и мировой классики», — заявил спикер Госдумы Вячеслав Володин.

Книги категории 18+ должны храниться отдельно

Мы узнали у представителей библиотек Челябинска — коснулась ли эта проблема их:

— У нас сейчас сложная ситуация — наш Абонемент (с открытым фондом) находится на первом этаже. Сейчас первый этаж у нас на ремонте (до сентября), поэтому большая часть книг для читателей пока недоступна. Меньшая часть фонда с Абонементом ждут читателей в другом отделе. В этих отобранных книгах есть издания 18+, но совсем немного (и эти книги лежат отдельно от других изданий). Поэтому мы в курсе темы, но пока нет возможности отобрать все книги Абонемента — так как они недоступны для читателей и сотрудников.

С детьми сложно — у нас читатели от 14 лет, и их очень мало, в основном, наша аудитория — это студенты, мамы и люди взрослого возраста, — рассказали в пресс-службе Публичной библиотеки.

В Публичке продолжается капитальный ремонт

— Поскольку МКУК «Централизованная библиотечная система» города Челябинска объединяет библиотеки, обслуживающие в основном взрослое население, то нас это коснулось в меньшей степени, чем, например, детские библиотеки.

В любом случае, согласно возрастному цензу 18+, книги выдаются читателям в возрасте 14-17 лет только с разрешения родителей, — заявили в библиотеке имени Пушкина.

Мы обратились в центральную систему детских библиотек Челябинска — а у них есть проблема с новым приказом?

— Наша аудитория — дети до 14 лет, — рассказывает директор МКУК «Централизованная система детских библиотек» города Челябинска Елена Разборова. — То есть мы для своих библиотек в принципе не закупаем книги, предназначенные для взрослой аудитории. Так что эта ситуация нас не коснулась. Бывает другая история при закупке книг — на новые издания поставили другую маркировку, которая не соответствуют маркировкам на старых изданиях. Но мы не всегда можем точно сказать, почему: может, там за иллюстрации дан более высокий возрастной рейтинг.

В ЦБС книги 18+ выдаются детям только с разрешения родителей

— На самом деле, мы давно уже работаем по такому принципу. И правила эти введены довольно давно, хотя недавно им стали вновь уделять усиленное внимание. У нас библиотека для молодежи — наша аудитория от 14 до 30 лет. Хотя, конечно, мы не ограничиваем круг наших читателей —  это могут быть и маленькие дети, например, которые пришли вместе с мамочкой, — рассказывает заведующая медийно-информационным отделом Челябинской областной библиотеки для молодежи Татьяна Потапова. — У нас не такая большая библиотека, но книги с маркировками 16+ и 18+ стоят на отдельных полках. Ребятам мы их, конечно, не даем. При оформлении читательского билета мы вносим дату рождения. И потом, если возникают сомнения, мы можем по базе посмотреть возраст читателя. На самом деле, тут не все так однозначно, от этого никто не застрахован — бывает, что у книги с безобидной обложкой может оказаться не совсем подходящее содержание. Мы проверяем, перечитываем книги — и если находим что-то неуместное, на наш взгляд, тогда мы эти книги убираем.

В детских же библиотеках увидеть книги 18+ вряд ли удастся

Интересно, а как вообще ставятся маркировки? На книжных сайтах продаются интересные издания: например, сборник лучших сказок братьев Гримм — с маркировкой 12+. Те, кто хотя бы поверхностно знаком с творчеством этих немецких сказочников (не в адаптированной версии), знают, что там и у взрослого могут кровь застыть и волосы встать дыбом. За комментарием мы обратились к представителю челябинского книжного издательства.

— В основном мы работаем с учебными пособиями, учебной литературой — поэтому в данном случае сразу понятно, на какой класс и возраст издание ориентировано. Что касается художественной литературы, то у нас ее не так много, но она есть. И, допустим, если мы публикуем сборник стихов Гарри Ананасова, то сразу понятно, что это рассчитано на взрослую аудиторию, — комментирует главный редактор издательства Светлана Кирочкина. — Недавно с коллегами обсуждали такой момент: сказки Пушкина сегодня многим детям непонятны — но он ведь и не писал их для детей. Ситуация сегодня такова, что такие произведения необходимо читать, чтобы расширять свой кругозор, поднимать культурный уровень. При этом чтобы ребенок понимал, о чем читает, необходимо помогать ему, давать какие-то разъяснения, обсуждать с ним прочитанное. Те же сказки братьев Гримм — это вопрос восприятия: кто-то способен их читать в более раннем возрасте, кто-то нет.

Конечно, сложную для восприятия литературу выпускать нужно с комментариями, пояснениями, например, давать словарь сложных слов. А многие издательства сегодня просто печатают произведение, добавляют иллюстрации и все. Потому что вся эта дополнительная работа — это очень объемный труд.

Для библиотек Челябинска приказ Минкульта, в целом, проблемой не стал

В итоге получается, что маркировка произведения — дело сугубо техническое. Критерии прямо прописаны в ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Приведем интересующие нас статьи закона:

«К информационной продукции для детей, не достигших возраста шести лет, может быть отнесена информационная продукция, содержащая... оправданные ее жанром и сюжетом эпизодические ненатуралистические изображение или описание физического и (или) психического насилия (за исключением сексуального насилия) при условии торжества добра над злом и выражения сострадания к жертве насилия и (или) осуждения насилия)»;

Для детей, достигших возраста шести лет, могут добавляться описания заболеваний (за исключением тяжелых), ненатуралистичное изображение несчастного случая, аварии, катастрофы либо ненасильственной смерти — причем без демонстрации их последствий, которые могут вызывать у детей страх, ужас или панику; а также описания антиобщественных действий и преступлений, при условии, что такие поступки осуждаются;

Критерии маркировки прописаны в Федеральном законе

Детям, достигшим возраста двенадцати лет, доступны эпизодические изображения жестокости или насилия (за исключением сексуального) без подробного показа процесса, при этом должно выражаться сострадание к жертве и осуждение жестокости;

Также на этой стадии в литературу можно включать описание: потребления алкогольной и спиртосодержащей продукции, участия в азартных играх, занятия бродяжничеством или попрошайничеством, эпизодическое упоминание (без демонстрации) наркотических средств и табачных изделий — естественно, при указании на опасность таких веществ и осуждающее к ним отношение;

Кроме того, в этой возрастной категории можно включить краткие и невинные описания половых отношений между мужчиной и женщиной;

В произведениях, рассчитанных на ребят, достигших возраста шестнадцати лет, возможно встретить и отдельные бранные слова и выражения, не относящиеся при этом к нецензурной брани. И, естественно, для каждой возрастной категории действуют пункты предыдущей.

Вот и получается: что расставить цифры на обложке — дело нехитрое. Это не зависит от тематики произведения, его ценности как литературы — лишь от наличия конкретных сцен. Так можно и в триллере создать леденящие душу описания, чтобы кровь стыла в жилах — не прибегая при этом к натуралистическим описаниям убийства и жестокости, получив детский рейтинг. Или дайте, например, семилетнему ребенку прочитать «Маленького принца» с плашкой 6+. Большинство в ней увидит лишь волшебную сказку с говорящими животными и растениями. Так что приказ Минкульта, конечно же, не снимает главную задачу с родителей. Они должны — нет, не разжевать и положить в рот — но помочь ребенку понять, что же для себя из прочитанного он извлек. А для этого не мешало бы почаще читать самим — и пример полезный можно подать чаду, да и не придется беспокоиться о том, что он найдет нечто неподходящее под обложкой. По ней, как известно, книги судить не стоит — какая бы цифра не стояла в углу.

До последней страницы

Как работает система детских библиотек Челябинска

Мнение

Интервью

Популярное